Социальные сети

8. Масакадо нападает на Ёсиканэ.

Однако же Масакадо и Ёсиканэ, будучи давними врагами, продолжали злоумышлять друг против друга.

Как-то Скэ-но Ёсиканэ отправился в землю Хитати к родне. Масакадо, прослышав об этом, задумал напасть на него. Перед собранным войском более чем в тысячу восемьсот человек склонялись деревья и травы. В девятнадцатый день двинулись они в уезд Макабэ, что в краю Хитати, и принялись жечь дома пособников Ёсиканэ, начиная с усадьбы самого Ёсиканэ в Хатори. День и другой искали они врагов, но те затаились высоко в горах, как будто их и не было. Но ведомо стало, будто бы скрываются они в горах Цукуба.

В двадцать третий день повёл Масакадо всё своё войско в Цукуба. И правда, из долины к югу от горы Юбукуро издали были слышны голоса более чем тысячи человек. Шумели они изрядно, как будто там пытали преступников и носились повозки, так что отзывались горы и колыхались травы. Масакадо построил отряды, выставил щиты, отправил послание Ёсиканэ и повёл войска в бой. Дело было в начале зимы, и уже начинало смеркаться. Стали оба войска сближаться, передвигая по земле щиты и сомкнув ряды.

С давних пор и до наших дней, тяготы воинов в походе – днём наложить стрелу и высматривать цель, а ночью дремать, подложив лук под голову, в страхе перед внезапным нападением. В бурю соломенные накидки им вместо дома, а когда поджидают врага, скрываясь в травах, то приходится сражаться ещё и с комарами и слепнями. Однако же в своей ненависти к врагу бьются они без оглядки на жару и холод.

Во время этого похода осенний урожай был обильным. Рис в колосьях стелили в грязь, и так переправлялись через заболоченные места. Десять быков пало, объевшись сеном. Семь человек перепились сакэ и были убиты[1]. (Люди в отряде Маки избежали этой участи). Больно и говорить о том, что спалили они несколько тысяч крестьянских домов. Горько и подумать, что без пользы уничтожили они множество риса. И в конце концов вернулись в вотчину Масакадо, так и не столкнувшись с врагом.

После того, в пятый день одиннадцатого месяца того же года в земли Мусаси, Ава, Кадзуса, Хитати и Симоцукэ пришёл приказ Государственного совета о преследовании врагов Масакадо, что засели в Хитати, сиречь Скэ-но Ёсиканэ, Минамото-но Мамору, а также Тайра-но Садамори, Кинмасы, Кинцуры, и Хата-но Кёбуна.

Тут воспрянул духом Масакадо и возрадовался. Однако же правители тех земель медлили и не торопились действовать, хоть и имели приказ государя.

В то же время Скэ-но Ёсиканэ жгла ненависть и стремление уничтожить Масакадо. Выжидал он только удобного случая, чтобы напасть на него.

9. Предательство Кохарумаро.

Тем временем Хасэцубэ-но Кохарумаро, служивший гонцом у Масакадо, частенько наведывался к родне, что жила вблизи поместья Исида в земле Хитати. Подумалось тогда Ёсиканэ: «Меч ненавидящего пронзает скалы, а страстное желание сворачивает горы. Привлечь бы этого Кохарумаро, глядишь – и управился бы с Масакадо». Зазвал он его к себе и расспрашивал, что да как в лагере Масакадо. Кохарумаро отвечал: «Да будет по желанию вашему. Извольте послать со мной кого из здешних ваших крестьян, и через него я буду докладывать, как обстоят дела». Не было предела радости Ёсиканэ, подарил он ему один хики[2] шёлка, сделанного в Восточных землях, и сказал: «Ежели с твоей помощью удастся управиться с Масакадо – не будешь больше маяться на тяжёлой работе, непременно сделаю тебя воином и одарю конём! Само собой, награжу и рисом за твою храбрость, и одеждами не обижу!» Разгорелись глаза у Кохарумаро на такие милости, и не знал он, что вместо них смерть суждена ему. Обрадовался он несказанно, как пьющий ядовитое сакэ, настоянное на перьях птицы Тин, радуется его сладости. Взял он одного из крестьян Ёсиканэ и отправился домой, в деревню Окадзаки, что в уезде Тоёда.

Ранним утром следующего дня добрался Кохарумаро со своим спутником до усадьбы Масакадо в Иваи с грузом угля. Покрутился  Кохарумаро там день-другой, позвал связного и в подробностях объяснил ему, где хранят оружие, где проводит ночи Масакадо, вплоть до пастбищ на востоке и западе и входов и выходов на севере и юге. А тот вернулся к хозяину и всё в точности ему передал.

Скэ-но Ёсиканэ заранее подготовил воинов для ночного нападения, и вечером четырнадцатого дня двенадцатого месяца двинулся в Иваи. Воинов взял он более восьмидесяти, и таких, которые, как говорится, один равен тысяче. Луки у них, как у Ян Ю, (В «Хань шу» говорится, что когда Ян Ю брал в руки лук, то птицы сами падали с неба, и из ста выстрелов попадал он сто раз), а колчаны – как у Уничтожающего воронов (В «Хуайнань-цзы» говорится, что был умелый стрелок из лука по имени И. Жил он во времена правителя Яо. Как-то на небе появилось сразу десять солнц, и он подстрелил девять лишних и сбил их на землю. На тех солнцах были золотые вороны. Потому и прозвали его «Уничтожающий воронов». По этой причине уподобляют ему умелых воинов), погнали они своих редкостных скакунов (Го Пу сказал, что когда рождается редкий скакун, то на третий день он превосходит свою мать, и пробегает сто ли за один день. Потому так и говорится), подняв плети, подобно Ли Лину, как ветер понеслись они, полетели как птицы.

В час Вепря[3], когда достигли они окрестностей храма Ходзёдзи в уезде Юки и уже были близки к цели, оказался как раз поблизости один из воинов Масакадо, из тех, что один равен тысяче; догадался он о готовящейся ночной стычке, затесался в отряд, ехавший позади, и неспешно поехал с ними, так что никто и не заподозрил неладного. А у моста Камо он потихоньку пробрался вперёд и поскакал в Иваи, где и выложил всё в подробностях. Поднялась суматоха среди воинов и командиров, вопили мужские и женские голоса.

В час Зайца[4] враги уже подступили и окружили их. У Масакадо к тому времени под рукой не было и десятка воинов. Тут Масакадо закричал врагам:

– Слыхали вы, что в старину Ю Гун победил десятки тысяч, имея лишь ногти вместо щита, а Цзы Чжу с единственной иголкой захватил тысячи копий[5]! Не стоит и говорить вам, что я готов сражаться подобно Ли Лину! Так не показывайте же спины, когда придётся жарко!

И двинулся Масакадо в бой, выпучив глаза и скрежеща зубами. При виде его враги бросали щиты и разбегались, как облака, а Масакадо носился на коне как ветер. Бегущие были точь-в-точь мыши, которые бегут от кота и не могут найти щель. Нападавший же Масакадо был как сокол, что слетел с перчатки охотника и завидел фазана. Первой стрелой поразил Масакадо одного из лучших во вражеском отряде, Тадзи-но Ёситоси. Лишь горстке удалось бежать, как говорится – от девяти быков остался один волос. Убито было более сорока человек, а бежавшие сумели унести ноги лишь по милости Неба. (А предателя Кохарумаро постигла небесная кара. В третий день первого месяца восьмого года Дзёхэй поймали его и предали смерти).

10. Бой у реки Тикума.

В это время Садамори трижды обдумывал своё положение, и подумалось ему: «Для взращивания в себе добродетели нет лучше, чем проявлять верность государю, а следовать неверным путём – самое худшее, что может очернить имя и нанести вред. Даже чистого, если он поживёт в хижине, где сушатся моллюски-аваби, нарекут люди «вонючкой». И в одной книге сказано: «Не след печалиться о дурной карме, полученной в прежних рождениях, должно лишь заботиться, чтоб не оставить по себе дурное имя». Если ещё побыть в этом месте, исполненном зла, непременно имя моё будет очернено. Куда лучше податься ко двору, в столицу, и искать продвижения в чинах. Да и к тому же жизнь человеческая – лишь краткий миг. Никто не процветает тысячу лет. При том же, подобает вести достойную жизнь и прекратить жить грабежом. Ведь на самом деле я, Садамори, служу ближайшим государевым слугам, и происхожу из рода правителей земель. Что и говорить, если буду я служить государю усердно, то будет позволено мне надевать лиловые и пурпурные одежды[6]. Так что послужу государю, не жалея сил!» и в середине второго месяца восьмого года Дзёхэй отправился он в столицу по Горному пути[7].

Масакадо, прознав об этом, сказал своим соратникам: «Клеветники завидуют достойным, если те выше их, а подлецы ревнуют высокородных к их процветанию. Как говорится, вот-вот  распустится орхидея – да сломали её осенние ветры. Достойный муж стремится прославиться – да клеветники скрывают его заслуги. Ныне этот Садамори ещё не смыл бесчестье горы Хуэйцзишань[8]. Не могу я забыть о мести. Если доберётся он до столицы, то непременно станет на меня наговаривать. Потому – нужно его догнать, остановить и уничтожить».

И тут же, не теряя времени, собрал он сотню с небольшим воинов и во весь опор помчался вдогонку. Двадцать девятого дня второго месяца прибыли они к Поземельному храму Кокубундзи в уезде Тиисагата, что в земле Синано. И вот у реки Тикума сошлись они в сече с войском Садамори, но не в силах были превозмочь один другого. Стрела сразила Осада-но Маки, одного из командиров в войске Садамори. Фунъя-но Ёситатэ из войска Масакадо тоже был ранен стрелой, но остался жив. На счастье Садамори, Небо было на его стороне, и он отступил, избежав стрел Люй Бу[9], и скрылся в горах. Масакадо извёлся от досады, и так ни с чем вернулся в свою усадьбу.

Садамори же, в одночасье лишившийся продовольствия для дороги в тысячу ри, впустую орошал траву горькими слёзами. Пересекали границы земель на выбившихся из сил лошадях, что лизали свежевыпавший снег, с трудом брели в столицу, превозмогая стужу. Всё же Небу было угодно, чтобы они живыми добрались до столицы. Тут же написал он жалобу, где в подробностях изложил о своих бедствиях, и направил её в Государственный совет, и высочайшее решение по этой жалобе было отослано в земельную управу.

11. Масакадо преследует Садамори.

В середине шестого месяца прошедшего первого года Тэнгё[10] Садамори отбыл из столицы, а Масакадо, хоть и подтверждена была вина его, затаил в душе измену и замыслил беззакония.

Как раз к тому времени, в начале шестого месяца, Скэ-но Ёсиканэ почил в мире. Садамори пребывал в печали об усопшем, когда Тайра-но Корэскэ-но асон, правитель земли Муцу, направлявшийся к месту службы, по Горной дороге прибыл в управу земли Симоцукэ.

Садамори был знаком с правителем, и, намереваясь вместе с ним пойти в край Осю, он испросил у него разрешения. Воспоследовал ответ: «Буду весьма польщён!». И когда Садамори стал собираться в дорогу, вновь искавший случая напасть Масакадо собрал войско и рыскал в горах, высматривал следы в долинах. По милости Неба Садамори удалось умчаться, подобно ветру, улететь, подобно облаку. Правитель же, опечаленный тем, как повернулось дело, отбыл в свою землю без Садамори.

Для Садамори поутру горы были домом, ввечеру камень был ему изголовьем. Положение его было всё опаснее, думы о нежданном нападении всё тревожнее. Скитаясь, не решался он покинуть землю Хитати, скрываясь, не мог покинуть горы. Взывая к Небу, сетовал он на тягости, припадая к земле, молил о защите. И грустно было ему, и больно. Не мила ему уж и жизнь – да куда деваться. Птица закричит – уж не голоса ли вражеского войска? Трава колыхнётся – уж не неприятельские ли лазутчики? Так в стенаниях влачил он месяцы, в горестях проводил дни. Однако же проходил день за днём, а шума битвы всё не слыхать, и наконец он смог успокоиться.

12. Масакадо в управе земли Мусаси.

Во втором месяце восьмого года Сёхэй[11] наместник правителя земли Мусаси Окиё-но Оокими и Скэ-но Минамото-но Цунэмото сражались с управляющим уезда Адати судьёй Мусаси-но Такэсибой. Говорили, что наместник был несправедлив, а управляющий уезда сражался за правое дело. Говорят, вот как вышло. Такэсиба многие годы исправно нёс службу, его хвалили и нареканий не было. По всей земле Мусаси говорили о том, как хорошо он управляет вверенным ему уездом, заботясь о благе народа. Издавна земельная управа не взыскивала недоимок с уезда, и нигде в уезде не наказывали за опоздание с выплатой налогов. Однако же этот наместник Оокими вторгся в уезд ещё до того, как сам правитель прибыл к месту службы.

Такэсиба указал ему, что не было случая в этой земле, чтобы наместник приезжал в уезд прежде правителя. Оокими же усмотрел в этом непочтительность и самовольно ворвался в уезд с войсками. Такэсиба, устрашённый действиями наместника, скрылся в горах и долах. А Оокими, как и задумал, напав на дома Такэсибы и родичей его, обыскал их и ограбил, остальные же дома опечатал и с тем удалился.

Если же посмотреть на деяния этих наместника Оокими и Скэ-но Минамото-но Цунэмото, то высшие у них творили произвол по примеру Чжун Хэ[12] (В летописи «Хуаян го чжи» говорится, что Чжун Хэ, будучи тай-шоу[13], устанавливал непомерные подати, был жаден до богатства и обирал страну), а у низших было сердце лесных разбойников. Высшие – Оокими и Скэ – подобны были палочкам для еды, что тщательно отделяют кости и отбирают жирные куски, низшие же были что муравьи, так и норовили запустить руки в чужое добро, украсть, спрятать и стащить.

И так земля Мусаси опустела, что, казалось, землепашцев там совсем не останется. Тогда писари и прочие мелкие чиновники, вдохновлённые поветрием из Этиго[14], сложили запись в одном свитке о неправедном правлении, и подбросили его к управе. Об этом стало известно всем в уездах этой земли.

Такэсиба уже давно управлял своим уездом, но нареканий на его правление не было. Составил он прошение о возвращении похищенного частного имущества, и послал в управу. Однако же те не только не исправили содеянного, а стали усиленно готовиться к битве. В то время Масакадо, прослышав об этом, известил своих воинов, сказав:

– Этот Такэсиба нам не родич. И тот наместник – тоже не из родичей наших братьев. Однако, дабы пресечь меж ними смуту, недлежит нам направиться в Мусаси.

И в скором времени, возглавив своё войско, прибыл к долине, где скрывался Такэсиба. Такэсиба сказал ему:

– Тот наместник, а с ним и Скэ, собрали войска, взяли жён и детей и поднялись на гору Саяки, что в уезде Хики.

Масакадо и Такэсиба двинулись тогда к земельной управе, а наместник Окиё-но Оокими тоже повёл войско к управе в надежде добраться до неё первым. А Скэ-но Цунэмото не покидал горного убежища. Масакадо встал между Окиё-но Оокими и Такэсибой, и заставил каждого выпить по нескольку чарок, дабы примирить их.

Однако в то время арьергард войска Такэсибы без особой причины окружил место, где укрывался Цунэмото. Цунэмото же был ещё совсем несведущ в военном деле, и его воины в панике разбежались кто куда, о чём сразу же стало ведомо в управе. Так Масакадо не удалось пресечь смуту. Окиё-но Оокими остался в управе, а Масакадо вернулся в свою вотчину.

А Цунэмото решил, что не иначе как Такэсиба подбил наместника и Масакадо расправиться с ним, затаил в душе злобу и бежал в столицу. Дабы отмстить Окиё-но Оокими и Масакадо, задумал он клевету и донёс в Государственный совет о мятеже. Такая весть всполошила всю столицу, напугала всех в городе.

Масакадо через дворцового чиновника Тадзи-но Махито Сукэмаса в двадцать пятый день третьего месяца второго года Тэнгё передал своему господину, Великому министру, бумагу с опровержением тех слухов, а министр получил её в двадцать восьмой день того же месяца.

Ещё Масакадо, собрав доклады правителей пяти земель – Хитати, Симоса, Симоцукэ, Мусаси и Кодзукэ – в доказательство, во второй день пятого месяца того же года представил ещё одно послание с опровержением обвинения в мятеже. А в начале шестого месяца Скэ-но Ёсиканэ-но асон слёг, и, приняв постриг, преставился. После этого некоторое время было тихо. Кроме того, между новым правителем земли Мусаси Кудара-но Садацурой и наместником Окиё-но Оокими согласия не было. Наместника к делам управы не допускали, и он подался в Симоцукэ в обиде на этот мир.

13. Мятежник Фудзивара-но Харуаки.

Исходя из прекрасных отзывов из разных земель, заслуги Масакадо признали при дворе. Осыпан он был высочайшими милостями, так что весть о том разошлась далеко за пределы ближних земель.

А жил в то время в земле Хитати Фудзивара-но Харуаки, и с приспешниками своими он своевольничал и притеснял народ. Во время жатвы отбирал весь урожай до последней охапки, даже и то, что должно было идти в казну. То и дело унижал и оскорблял он посланцев из земельной управы, а простых людей запугивал и обирал. Посмотреть на то, что творил он – куда там варварам и и ди[15], послушать о делах его – ни дать ни взять разбойник с большой дороги. Начальник управы земли Хитати, Фудзивара-но Корэтика асон, желая получить налоговое зерно, раз за разом писал ему послания, однако ж Харуаки только противился и отказывал, и в управе так и не появился. Отложившись от государя, всё больше он злобствовал; поступая своевольно, всё буйнее бесчинствовал в стране. Тогда начальник управы послал донесение в Государственный совет, и, следуя приказу, выступил на Харуаки, дабы его покарать. Тот же, захватив жену и детей, в спешке перебрался в уезд Тоёда земли Симоса, по дороге обобрав казённые запасы в уездах Намэката и Коти земли Хитати; количество же украденного указано в подневных записях правителей тех уездов. Писано тогда было в землю Симоса и к Масакадо, чтоб изловили Харуаки и переправили в Хитати. Однако же те ответили, что беглец скрылся, и желания разыскивать его не проявляли. Прослыл Харуаки заклятым врагом земли Хитати, и разбойником в своём уезде.

Грабил Харуаки проезжих на дорогах, и тем кормил семью. Отнимал у людей ценности, и тем платил своей дружине.

Масакадо всегда помогал обездоленным и благоволил несчастным. А тот Харуаки копил в душе змеиный яд, затаил в душе волчью злобу на правителя Корэтику. То думал скрытно зарезать его, а то хотел собрать войско и сразиться с ним. Посоветовался он об этом с Масакадо, и решили они объединиться. Стал Харуаки стягивать силы и готовиться к сражению, и вот все планы были составлены.




[1] Смысл данного отрывка не вполне ясен. Предполагают, что, возможно, захваченное во время похода сакэ послужило причиной стычек и смертей среди воинов.

[2] Хики – мера длины для измерения тканей,

[3] Ок. 10 часов вечера.

[4] Ок. 6 часов утра.

[5] Данные персонажи неизвестны.

[6] Одежду красного цвета было позволено носить сановникам от пятого ранга и выше, лилового – от третьего ранга.

[7] Т.е. по Восточной Горной дороге – Тосандо, пролегающей через провинции Симоцукэ, Кодзукэ, Синано, Мино, Оми.

[8] В эпоху Вёсен и Осеней Гоу-Цзянь (Ба-ван), правитель царства Юэ, сражался с царством У; победил Хэ Лу, правителя У, но сам потерпел поражение при Хуэйцзишань от войска Фу Ча, сына Хэ Лу. «Бесчестье горы Хуэйцзишань», т.о., – бесчестье поражения в битве. Как указывают японские комментаторы, данное высказывание можно понимать как 1) Садамори не смыл бесчестье поражения, нанесённого ему Масакадо 2) Масакадо ещё не до конца отплатил Садамори.См также примечания к гл. 22 «Сказания о земле Муцу».

[9] Люй Бу – воин времён Поздней Хань, славившийся искусством стрельбы из лука.

[10] Ошибка переписчика. Речь идёт о 2 г. Тэнгё (939).

[11] 938 г.

[12] Чиновник времён Поздней Хань; на должности управляющего уездом Хэнань прославился своим деспотическим правлением.

[13] Высшая чиновничья должность в администрации уезда в ханьском Китае.

[14] Ссылка неясна. Вероятно, незадолго до этого в земле Этиго случилось нечто подобное.

[15] Народности в древнем Китае, жившие на севере и востоке страны.

[16] Печать для государственных документов и ключи от государственных хранилищ – регалии правителя провинции в средневековой Японии.

[17] Земли Бандо, или Восемь (восточных) земель – земли Сагами, Мусаси, Ава, Кадзуса, Симоса, Хитати, Кодзукэ, Симоцукэ.

[18] Принц Хансоку (букв. «Пятнистоногий») персонаж сутры Ниннокё («Сутра о человеколюбивом царе»), сын царя страны Магадха, рождённый от львицы, отчего ноги его имели пятнистую окраску. Прослышав, что для того, чтобы стать вселенским правителем, необходимо убить тысячу царей, начал убивать. Истребив 999 царей, раскаялся и обрёл просветление.

[19] Масакадо был потомком императора Камму в пятом колене. Возможно, речь идёт о том, что Масакадо является внуком принца, а именно принца Такамоти, внука Камму, который получил фамильное имя Тайра и стал основателем этого рода. См. также «Повесть о доме Тайра», с. 28.

[20] Вероятно, речь идёт о церемонии передачи печати и ключей от государственных хранилищ, являвшиеся символами власти в провинции.

[21] Небожители – обитатели одного из Шести миров – также смертны; их смерти предшествуют пять признаков увядания. См. также «Повесть о доме Тайра», примеч. 72, свиток II (с. 641)

[22] Восемь страданий – рождение, старость, болезнь, смерть, разлука с любимыми, пребывание с нелюбимыми, невозможность получить желаемое, страдания, причиняемые привязанностью к пяти скандхам.

[23] Значение данного фрагмента неясно.

[24] Общее название двух земель – Кодзукэ и Симоцукэ.

[25] Прощальное имя (имина) – посмертное имя, обычно давалось императорам и высшим сановникам после их смерти.

[26] Послание адресовано Великому Министру (Дайдзё:дайдзин) Фудзивара-но Тадахира.

[27] Табличку с указанием имени, ранга посылали будущему сюзерену или учителю, с которым назначали встречу.

[28] 939 г.




Вам это будет интересно!

  • Безымянный 92429
  • Заява на протиправні дії ПАТ «Страхова компанія «ПЗУ Україна»
  • Безымянный 34011
  • «УПРАВЛЕНИЕ процессом взаимодействия с клиентом в индустрии красоты»
  • There’s nothing tou can do in case of death.


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »