Социальные сети

Нежданно-негаданно ворвались в мою жизнь здоровые дядьки из Флориды. За 4 часа до прилета музыкантов группы Obituary я получил очень интересное предложение стать переводчиком группы на время пребывания их в Минске. Прекрасно осознавая, что мой английский недостаточно идеален для подобных мероприятий, я все же рискнул. Да и отказаться от подобного предложения мог только умалишенный человек. Поэтому, несмотря на осеннюю "нежару" и желание поваляться под одеялом целый день, я собрал с собой все необходимое и двинулся в город. Все необходимое состояло из пяти комиксов "Tales From The Crypt", мобильник, фотоаппарат, документы и кое-какие деньги.
На улице оказалось теплее, чем я представлял. Однако в этом не было ничего страшного - через минут тридцать пошел дождь, едва я успел выйти из метро. Встретился с организаторами, уже будучи мокрым. Мы сели в автомобиль и поехали в аэропорт. Дождь был очень сильным. Я изучал меню и все никак не мог вспомнить, как же будут блины по-английски... Все-таки узнал, позвонив своей бывшей одногруппнице, попутно поздравив ее с состоявшейся уже свадьбой.
Доехали мы благополучно, несмотря на опасения водителя. Да, впервые в жизни мне предложили пристегнуться на заднем сиденье. Самолет приземлялся в 16 20, и у нас было около сорока минут на перекур и нахождение необходимого терминала. Американцы летели из Риги. Терминал мы нашли без особых проблем, однако выхода самих музыкантов дожидались минут 25. Из соседнего терминала вышел прилетевший из Вены кто-то весьма известный, которого встречала целая толпа поклонников или кого-то там еще, а около выхода из аэропорта его поджидал белый лимузин. Ну а Obituary встречало три человека - один умел водить автомобиль, другой умел говорить и понимать по-английски, а третий... третий был просто с известной фамилией.
Первым вышел Ральф - лидер-гитарист, - с целой кучей багажа на тележке. Я подошел, поприветствовал, представился. Подтянулись все, в том числе человек с восточной внешностью, оказавшийся впоследствии тур-менеджером и звукорежиссером одновременно. К слову говоря, я вообще на момент знакомства не знал ни музыку этой группы, ни - тем более - музыкантов. На вопрос "Ну что будем делать?" гости единодушно захотели поехать в гостиницу.
Все музыканты и тех поддержка - а вместе это семь человек - направились к выходу, к машине, что их ожидала. Там погрузили их вещи в машины, усадили их в микроавтобус и отправили в гостиницу. Ну а сами, конечно же, последовали за ними. По пути обсуждали, что вообще тут с ними делать.
Приехав, музыканты забалдели от рыбок в аквариуме на первом этаже: фоткались с ними и радовались, как малые дети.
Все расселились по своим комнатам - две двойных комнаты и три одиночных, - однако к шести вечера нужно было собираться, чтобы отвезти их в ресторан. Времени у них было пятнадцать минут, так что долго нам ждать не пришлось. Я поднялся в номер к Яну - это тур-менеджер, - и мы обсудили время для саундчека, выступления и какие-то еще вопросы. Затем вместе спустились, расселись и поехали в Sun Cafe. Музыканты заказали картошку, какое-то мясо, - которое они позже красноречиво обозвали "сакс", - пару бокалов пива, и были таковы. Именно там я узнал, что оба чувака-немузыканта - немцы. Хорошенечко поужинав, все мы вышли из кафе, дружно сфотографировались на фоне Комаровского рынка, сели в машины и погнали в гостиницу.
На сей раз я ехал в машине с музыкантами. Мы выехали на проспект Независимости, и Ральф, указывая на памятник Якубу Коласу, спросил:
- А кому этот памятник установлен?
- Ну, этот памятник белорусскому поэту Якубу Коласу.
- А... Никогда о нем не слышал...
Следующим "сайтсингом" по пути стала площадь Победы. Тут уже первым рассказывать стал я:
- Это монумент, установленный в честь победы.
- Во Второй Мировой войне?
- Угу
- Чуваки, этот памятник установлен в честь победы советской армии во Второй Мировой войне над немцами! - реакцию двух немецких парней вполне себе можно представить.
Приехав, мы договорились о том, что ребята могут позавтракать прямо в гостинице, в баре, который находится на втором этаже. Ну, по крайней мере, мы сказали об этом Яну. Ребята постоянно торчали в своих айфонах и изъявили желание попользоваться беспроводным интернетом. Единственное, чем мы смогли им помочь - это организовать им карточки с вай-фаем на три часа. Договорившись приехать за ними на следующий день в 12 дня, мы разошлись. Наши гости очень хотели пойти отдохнуть, ибо путь их накануне был нелегким. Погудеть отозвался только Ральф, которого любезно повезли отдыхать наши друзья.

Утром следующего дня я приехал на работу и отпросился у начальника на целый день. В подробности о причине отгула я не вдавался, так что в половину десятого утра я покинул здание. Не торопясь я проехался к ЦУМу, дабы отыскать спрятавшийся от посторонних глаз Iron Dream. Толку, впрочем, в моей находке было немного - павильон открывался не ранее 12 00. Сказав самому себе стандартную фразу "Не очень-то хотелось!", я отправился обратно в метро, а по пути сделал звонок организатору, дабы скоординировать наши действия. Сказав, что я появлюсь в гостинице к двенадцати, я тем не менее отправился непосредственно туда, где и был в начале одиннадцатого.
На ресепшне (или как оно там говорится в отношении совковых гостиниц) я сразу встретил Петера, выходящего из лифта. Петер - это техник группы. Один из тех двух немцев, о которых я говорил. Поздоровавшись, он спросил, где он может позавтракать. Я сказал, что мы договорились о баре на втором этаже. "А сюда можно?" - спросил он, указывая на бар на первом этаже у входа в гостиницу. Я ответил, что, мол, наверное да, но я не уверен. Вместе мы последовали туда и увидели Джона и Дональда Тарди, и последний тут же засыпал меня вопросами. Разобравшись, наконец, с тем, кто где должен завтракать, все отправились в бар, где уже завтракали Петер и Ян, а так же наши друзья, которые увели прошлым вечером Ральфа. Завтрак их был достаточно лаконичен - яичница, немного салата, кофе. Братья Тарди, казалось, все же не были в восторге от подобных условий - я даже не знаю почему, ведь еще ничего не могло случиться. Вскоре появился Ральф - слегка заспанный, он попросил только чашку кофе.
Решив несколько технических вопросов с Яном и убедившись, что все относительно благополучно, я спустился вниз, дожидаясь следующей минуты. Джон попросил узнать на ресепшне, почему в его душе не стекает вода. К слову, она стекала, просто очень медленно. Но сантехники обещали разобраться с проблемой.
Ральф предпочел спуститься с нами и побыть на свежем воздухе. Хотя на самом деле нифига подобного - он просто хотел попасть в интернет, а у него все не получалось. Спустя час безуспешной борьбы за попытку совершить-таки долгожданный коннект к великой сети было решено сменить карточку на новую и не париться. Так и сделали, и свершился долгожданный коннект. Бедняга Ральф - он наверняка подумал, что тут иностранцу легче девочку сцепить, чем попасть во всемирную сеть. С Ральфом, к слову говоря, творилось вообще нечто ужасное. По утру его руки тряслись так, словно он находился на нижней палубе "Титаника" в момент столкновения последнего с айсбергом. А ведь, по признаниям людей, которые были с ним накануне вечером, гитарист выпил не более двух бокалов пива и 50-ти граммов водки.
Время близилось к двенадцати, и уже приехали две машины. Первым спустился Ян, который рассказал нам план действий: ждем Петера, под его руководством грузим аппарат в машины и едем в клуб на саундчек. Ехать собиралось три человека - Петер, Ян и Дональд (барабанщик). Однако, когда вещи уже были погружены, стало ясно, что поехать с нами не возражает и Ральф, и Джон, которые просто не знали, куда себя деть в гостинице. Ральф, увидев загруженность автомобилей, ехать не стал, так что с нами поехал Джон.
Саундчек по своей сути не представлял собой ничего сверхграндиозного. Просто очень скрупулезно, однако профессионально-оперативно, отстраивались инструменты, братья Тарди развешивали по всему клубу растяжки с надписью UNATION. Как позже рассказал Ян, это будет новой социальной сетью вроде Facebook, только еще круче [естесственно!:)].
Петер носился по сцене, помогая закреплять барабанную установку и настраивая гитары, а Ян колдовал у микшерного пульта. Джон попивал водичку и поедал бананы, осматривая клуб и бродя туда-сюда, пока его брат Дональд в паре с Петером работали с установкой.
Мне необходимо было купить новые батарейки, поэтому я отлучился на десять минут в магазин напротив. Помимо батареек купил еще и Сникерс, потому как понятия не имел, когда может случиться следующий ближайший прием пищи.
По моему приходу почти ничего не поменялось - по-прежнему кипела работа. Без нареканий и матов друг на друга. То есть совершенно непривычная тем людям, которые привыкли к саундчеку на белорусской сцене. Я подсел к братьям Тарди, которые кэтому моменту отдыхали, сидя на диванчиках, и мы немного поговорили о белорусской тяжелой музыке, и я как бы ненавязчиво сделал им подарок, вручив им - пожалуй - самый лучший диск современного отечественного металла за последние несколько лет [это просто пока Magneti[k]a еще толком ничего не выпустила!:)]. Джон с большим неподдельным интересом изучил буклет этого диска, и сказал "Ok, I'll check it out! Thanx!"

Но к половине третьего Ян подошел ко мне и сказал, что их работа сделана, и сейчас было бы неплохо привезти остальных. Сам не знаю, зачем, но за тремя людьми выехало две машины. То есть, к моменту, когда мы подъехали к гостинице [ну лааадно, пусть уже будет отель], первая машина загрузила в себя музыкантов. Бородатый гитарист с забавной фамилией Перец Перес тут же, довольный, сообщил, что они разбили окно в гостинице. Увидев мое лицо - да почти наверняка офигевшее, - Тревор захохотал и сказал: "I'm just joking, sir. Relax!" И они поехали. А я еще потом долго думал - пошутил ли он или нет. Ну да это результат моей мнительности, на самом деле. Ничего, конечно же, подобного от них ожидать не стоило.
В клубе музыканты - кроме Джона - попробовали поиграть все вместе. Отмечу, конечно же, звук баса - это было офигенно. Звук был настолько мощный, объемный и всеобъемлющий, что невольно пришла на ум мысль - вот она, старая школа металла. Примоченный бас - это реально круто. У Тревора - бородатого гитариста - был серенький Фендер, у Ральфа - черный Джексон формы "Flying V". Ну а басист играл на красном четырехструнном Ибанезе, используя педаль дисторшна, и звукосниматели EMG P+J Set.
Поиграв не более пятнадцати минут, мужики прекратили это безобразие. Звук был просто обалденный. Звук просто норовил выскочить за пределы клуба, разорвав его на клочки. Хотя, если честно, в общей пачке я плохо слышал гитарные соло Ральфа, но, видимо, так оно и нужно было. Или, быть может, у меня такая конституция слуха. Спустившись, Ральф сказал, что ему очень нравится клуб, и он его не находит маленьким. Я попросил у него медиатор, на что он сказал, что обязательно подарит его после выступления. То же самое, кстати говоря, я попросил у каждого из гитаристов, и каждый после выступления подарил мне по медиатору.
Далее музыканты решили уехать из клуба, чтобы переодеться к выступлению, принять душ, зайти в интернет [в клубе нету wi-fi], может еще что... Но по пути изъявили желание заехать в МакДональдс. Однако организаторы приняли решение отвезти их в Sun Cafe, где им предлагался выбор блюд на их вкус и цвет. Конечно, больше всех смутился Дональд, сказав: "Походу, с такой едой мы разжиреем". А еще добавил, что мясо, которое им давали прошлым днем в этом же кафе, было просто ужасным. Я их уверил, что сейчас они смогут выбрать то, что захотят, и они будут видеть, что берут, и все двинулись. Обедали кто чем. В качестве второго блюда - неизменно картошка [они вообще знали, куда приехали?]. Лишь только Ральф выбрал себе красный борщ. Ну а в качестве компота все взяли себе кока-колы, кроме Тревора и Ральфа - они ценили белорусское пиво.
В гостиницу я ехал в одном автомобиле с Тревором и Дональдом. После своего обеда их понесло особенно сильно - разговоры были о "юбках", "девочках" и других забавных штучках, озвучить которые я как бы не очень хочу. Привезли мы их в пять часов, и условились приехать за ними ровно в семь вечера, дабы забрать их для собственно вины всего случившегося до и после этого. Лишь Петер остался в клубе, терпеливо дожидаясь начала мероприятия и бережно охраняя аппаратуру. В этот момент, по идее, должны были чекаться минские парни из группы Imprudence.
В период ожидания мероприятия ничего грандиозного и достойного не случилось, кроме, разве что, одного. Я лично познакомился с легендарным Андреем Мэном, который поведал мне несколько легенд, в том числе и о себе, а сейчас почти наверняка и не помнит такого человека, как Артем [Андрюха, привет тебе!]. Ближе к семи я несколько раз заходил в клуб, чтобы посмотреть, насколько он заполнен. Без пятнадцати минутов в первый ряд можно было попасть легче, чем пробиться к кассе МакДональдса в семь утра, сразу по его открытию. Выглядело немного удручающе. Выйдя в очередной раз на улицу, я встретил своего друга, который приволок две фотографии для подписи - одну себе, одну мне.
Зайдя в клуб, он выбрал место в первом ряду, прямо напротив колонки Тревора Переса. Мы взяли по бокалу пива [ну, то есть он меня угостил], и так болтали аж до выхода Imprudence.
Выступление вышеупомянутой группы едва ли можно чем-то выделить на фоне титанов дэс-метала, но я так же не хочу их обидеть совершенно, ведь группа на самом деле очень даже достойная внимания и уважения. Однако, как показала практика, лишь на белорусских масштабах. Слаженная игра музыкантов, достаточно агрессивные риффы все же раскачали публику, но - как и водится в таких случаях - лишь к концу их выступления. А выступление было недолгим - всего лишь 30 минут.
Пока настраивали аппарат для выхода Obituary, мне в срочном порядке пришлось решить несколько вопросов, как то: оповестить световика о том, что мигающего света быть не должно, потому как у одного из музыкантов эпилепсия; решить вопрос с охраной гримерки и сцены; наконец, отыскать лед для музыкантов в большом количестве. Не найдя свободных охранников, к охране гримерки приступил Ваш покорный слуга, ну а все остальные вопросы решились благополучно. Собственно, пришлось нескольких людей все же отправить от музыкантов куда подальше - и я старался сделать это, обходя любой стороной грубость [надеюсь, все же у меня получилось]. А еще в гримерке я подошел к Джону и сказал, что если он хочет сказать слова благодарности по-белоруски, тогда следует говорить "Дзякуй" [больше белорусским словам я не буду учить ни одного американца]. Раз восемь он пытался повторить совершенно незатейливое слово, и все время у него получалось что-то очень китайско-японское, не без национального отлива южных штатов Америки [не знаю, сказал ли он это слово со сцены, и уж тем более не знаю, понял ли это слово кто-нибудь из зрителей]. С момента, когда музыканты вышли на сцену, я - убедившись в том, что в гримерку никто не попадет, - отправился смотреть и слушать титанов и отцов хэви-метал. И это было здорово.
Здесь следует вновь подчеркнуть, что я совершенно не знаком с творчеством группы Obituary, поэтому я совершенно не знал, что за песни они играют. Я просто наслаждался офигеннейшим живым выступлением, потому что это было действительно круто. Кстати, за несколько часов до концерта я спросил у Яна, используют ли они триггеры для подзвучки ударных, на что он мне ответил "Triggers are sucks". Думается, его мнение достаточно весомо, несмотря на то, что опыт использования триггеров нам знаком по работам Megadeth, Metallica, Children Of Bodom и многих других, а так же по их концертным выступлениям. Он сказал, что правильнее триггеры использовать на каких-то фестивалях, типа "Rock Im Park", когда много-много групп играют вживую.
А на улице тем временем стемнело, и в проходах к гримерке тоже не было светло. Музыканты дернули со сцены, и мне велено было им сказать, что - если только они этого хотят - у них есть еще время для поиграть. Ральф ответил, что они сыграют еще три песни. Охраны по-прежнему не было, и я один был вынужден отправлять некоторых смельчаков обратно, не пропуская никого к музыкантам. Таково было желание самих музыкантов, если вдруг кто-то на меня обиделся [хотя, это и без того понятно, так что если все же и обиделись, то любой веский аргумент в мое оправдание ниразу не подействует].
Ребята попросили два стакана холодного Лидского пива на сцену, что и было сделано. И они снова вернулись к инструментам. После первой же песни из аншлагового сета барабанщик порвал пластик на малом барабане, поэтому три или четыре человека - включая и меня - начали бегать в поисках ударник Imprudence. Его уже кто-то нашел, "сольник" вступил в игру. Петер тем временем со скоростью, которой позавидует любой белорусский техник, начал менять пластик на барабане. Однако спешка была лишней - Дональд отыграл оставшиеся две песни на "сольнике" Imprudence.
Буквально сразу же по возвращении братьев Тарди и басиста в гримерку хлынула толпа желающих заиметь автограф или даже сфоткаться с кумирами. На сей раз я был не один, однако сейчас тяжело вспомнить, кто мне помогал - штатный охранник или наш друг. К нам подлетел Петер и сказал, что необходимо выставить несколько человек рядом с гитарами, чтобы к ним никто и близко не подходил. Тогда туда был отправлен световик и наш друг [далее - Денис, а то как-то пренебрежительно звучит]. Я знать не знаю, что там происходило, поскольку я находился около гримерки, в тот момент уже со штатным охранником. Кто-то мне представил журналистку, которая стояла у входа в гримерку и молчаливо и скромно чего-то дожидалась. Я попросил сказать, кто это, то есть имя и фамилию; узнав, что это та самая Настя Самотыя, я, польщенный еще одной легендарной встречей за вечер, пошел узнать разрешения провести ее к музыкантам. Объяснив ситуацию, я услышал лишь один вопрос Джона: "Is she good-looking?" [Но черт! Как можно задавать подобные вопросы, сохраняя при этом такую добродушную улыбку???] "Of course she is!" - ответил я и пошел за Настей. Дверцу мы закрыли, и охранник сказал, что больше никого не пропустит - там находятся только музыканты и девушка. А я пошел к сцене, дабы посмотреть, что происходит там.
А там происходил настоящий пандемониум. С лидер-гитаристом Ральфом народ фотографировался, подсовывал все что угодно для росписи [ну, я уже видел расписанный музыкантами паспорт, так что это не стало для меня чем-то новым]. Народ прорвался к задней части сцены, и работающий в поте лица Петер не выдержал и перешел на крик, прося о том, что бы площадь освободили. Мы с трудом смогли уговорить уйти всех - а ведь там были и музыканты Imprudence, и куча их друзей, которые считали, что у них есть какие-то привилегии на нахождение там. Не прошло и минуты, и людей рядом с Петером не стало, как он и просил. Однако, будучи в гневе, он не прекратил кричать, и теперь его крик перешел на меня. Мне он говорил вещи вроде "Я говорил вам о том, что мне нужна охрана около аппаратуры. У нас через два дня концерт. Что было бы, если бы кто-нибудь что-нибудь сломал? Вы бы заплатили деньги? Да кому нужны ваши деньги? Все это просто показывает, что вы не уважаете нашу работу". Мне пришлось несколько раз попросить прощения за неорганизованность охраны, однако он оставался непреклонен, и обещал написать кому-то какую-то бумагу [что бы он там и кому бы ни написал, едва ли это благополучно могло отразиться на репутации организаторов]. Поинтересовавшись, не нужна ли ему помощь, и получив отрицательный ответ, я поднялся к Ральфу, который заверил меня, что все классно, ему все нравится и т.д. Он с удовольствием фотографировался с людьми, с удовольствием расписывался на чем бы то ни было [хотя он всем своим видом показывал, что ему очень приятно фоткаться с девушками, и это само собой разумеется - им, кстати, безумно понравились белорусские девушки, - Ральф не обделил вниманием ни одного парня-фаната]. Но - Боже! - сколько же там было невменяемо-пьяных людей! Они кричали разную фигню, что-то вроде "Ральф форэва!" [кстати, с их слов как я написал, так это и звучало], или вовсе "Джон!" Одним словом, печально.
Затем меня подозвал Тревор, который делал все то же самое, что и Ральф, только по другую сторону сцены. Ему нужно было сказать одной девице, в какой гостинице они остановились. Ну, поросил - я ей и сказал. Что было дальше - не спрашивайте, я действительно не знаю продолжения этой истории.
Ну а после я пошел в гримерку. Людей там было многовато, но все свои - музыканты, организаторы, переводчики. Басист [кстати, а вот я и не узнал, как его зовут] фотографировал братьев Тарди с одним из наших друзей, Николасом, и я тоже пристроился.
Дональд попивал пиво и любезно предложил мне бутылочку. Кстати, пили они "Аливарию Десятку". Мы разговаривали обо всем - и о том, как прошел концерт, и о том, какую музыку предпочитает в большинстве своем белорусский слушатель, и о нашей музыке, и о девочках [вроде бы 0_о]. Потом я попросил автографы каждого на двух фотографиях, которые я упоминал ранее, и мы засобирались уезжать, поскольку сказали, что уже машины готовы. Все пиво и кока-колу, что были в гримерке, сгребли в сумки, и мы неспешно двинулись к гостинице.
Приехав, мы решили несколько организационных вопросов, музыканты были обеспечены новой порцией карточек. Потом, сидя на первом этаже около лифтов, мы немного поговорили о всяком, попивая горькую настойку фирмы "Бульбаш". Я и без того постоянно извиняюсь направо и налево, а тут еще и дябнувший... Вобщем, я извинился перед ними, если вдруг что-то было не так. Однако музыканты уверяли, что все очень даже хорошо, и лишь Петер сказал обратить внимание на вопрос охраны - а в целом обиды он не держит. Когда мне уже нужно было уходить, каждый из них спрашивал, почему это я уже засобирался. Но... было нужно, потому что подходил новый день. Будний день, обычный, серый.













































Вам это будет интересно!

  • There’s nothing tou can do in case of death.
  • Death is just the Beginning
  • как я встретил рассвет
  • МИНСК БЕЗ ЛУКАШЕНКО
  • Я встретил девушку… И кажется влюбился!… :-)


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »