Социальные сети

Что до Господа нашего, то он занят своим делом. Вот и сегодня он, как почти что каждый день, несмотря ни на что, принимал у себя тех, кому нужно было отправляться в дорогу дальнюю и уговаривал одного способного молодого человека на первое рождение.

-48-

- А, что мне там делать? - спрашивал подающий надежды.
- Посмотришь, - отвечал Господь. - Поймёшь, что это. Тебе нужно узнать себя, узнать, кто ты, что представляешь из себя, на что способен... Зачем вообще я тебя создавал.
- А сам ты сказать не можешь?
- Могу, конечно... Но это будет не то. Это я тебе скажу, а не сам ты поймёшь. Это разные вещи.
- А там тяжело?
- Тяжело ли там? Наверное, да.
- Почему, наверное? Ты сам не знаешь?
- Ну почему — не знаю, знаю, конечно. Здесь дело в другом. Некоторые вещи и для меня остаются загадками.
- Разве так может быть?
- Что может быть?
- Ну, что для тебя существуют какие-то загадки.
- Конечно, может. Загадки существуют для всех... И для меня.
- Вот видишь, ты и сам не всё знаешь, а мне говоришь идти туда. Но вдруг мне будет тяжело?
- Конечно, будет. Уж это я знаю наверняка.
- И ты там был?
- Был?
- И тебе было тяжело?
- Но я был не как Я, а как ты.
- И как мне тебе там было тяжело?
- Скажем: было нелегко.
- И, несмотря на это, ты посылаешь меня туда? Несмотря на то, что знаешь, что мне будет там тяжело?
- Глупый, конечно посылаю. Я же добра тебе хочу.
- Зачем тогда выгоняешь меня?
- Никто тебя не выгоняет. Рано или поздно, но ты сам уйдёшь. Просто я тебе советую это сделать сейчас.
- А потом что, поздно будет?
- Нет, поздно никогда не бывает, но именно сейчас ты там нужен.
- А потом я там нужен не буду?
- Не о том я. Сейчас ты нужен там. И потом нужен будешь. Но главное, пойми, что сейчас ты там нужен.
- А без меня не справятся?
- Если честно, то нет.
- И что, всё пойдёт не так?
- Всё пойдёт так, как надо. Хотя проблема останется не решена. И тебе всё равно её придётся решать. Не сегодня, так завтра. Ты от этого всё равно не уйдёшь. Попробуй хоть это пока понять.
- Это я понимаю... Но может чуть позже. Тебе же не будет хуже от этого.
- От чего?
- Ну, если я позже пойду, тебе же не будет от этого хуже?
- Мне хуже не будет. Но тебе будет труднее. И чем дальше, тем больше.
- Почему?
- Потому, что я тебе сказал про это. Теперь эта мысль будет всегда с тобой. Ты не сможешь как прежде быть. Осознание этого будет мешать тебе быть таким, каким ты был прежде.
- Скажи... Я талантлив?
- Что ты имеешь в виду, говоря о таланте?
- Я пишу музыку, сочиняю стихи. Ты видел построенные мною города. Как мне кажется, я понимаю красоту. Я грамотно руковожу другими и ты сам не раз хвалил меня за то, как я это делал. Скажи... Я талантлив?
- Ты об этом... Конечно... Но, как композитор ты... Есть и более талантливые... И как поэт тоже. Так или иначе, но твоя архитектура, твои города, или твоё руководство другими, всё это твоё, внутреннее... Оно, безусловно, красиво. И мне нравится. Но талант... Это не то, что ты думаешь. Там, не это главное.
- Как так? Неужели не раскрывать свои таланты - наше призвание?
- Раскрывать хорошее, что есть в себе, конечно... Но это скорее естественно, но не обязательно. Тебе же нравится это?
- Да.
- От этого ты получаешь удовольствие. Но не другие.
- Разве? Разве другие не получают удовольствие от красоты. Ведь ты сам сказал, что ... оно безусловно красиво.
- Сказал. А ты получаешь удовольствие от красоты?
- Конечно.
- И от чужой красоты?
- ... Да. И от чужой.
- Правда?
- Я не думал об этом.
- А ты подумай.
- Скорее всего нет. Мне нравится видеть всё красивое. Но главное при этом самому сделать ещё красивее. А разве ни в этом смысл?
- А какой же в этом смысл?
- Развитие красоты.
- Да, развитие... Развитие, говоришь, красоты?
- Разве нет?
- Почему, нет? Я этого не говорю. Здесь всё именно так и происходит.
- Но разве это плохо?
- Не плохо. Но есть другое.
- Что может быть лучше этого?
- Я не сказал лучше, я сказал другое.
- Расскажи мне о другом.
- Ты любишь меня. Ты добрый. Ты послушный. Понимаешь красоту, умеешь ценить её. Ты не лентяй. Ты смелый. Преданный. Способен пожертвовать собой ради другого. И ты не раз это всё доказывал на деле. Я поручал тебе самые ответственные задания, и ты справлялся с ними лучше, чем справился бы кто-нибудь другой. Ты способен выслушать упрёк в свой адрес. Ты не возгордишься от похвал.
- Зачем ты мне всё это говоришь?
- Затем, что я люблю тебя. И я тебе говорю ни о тебе, а о другом.
- Как это?
- Так. Всё, что не ты, всё есть другое.
- Ненависть?
- Да.
- Трусость?
- Да.
- Предательство, безответственность, лень?
- Да и это.
- Как можно быть среди этого?
- А как можно не быть среди этого?
- Я не понимаю тебя. Мне страшно.
- Вот видишь. Тебе стало страшно лишь при упоминании об этом. Так кто же ты?
- Я не трус.
- Но тебе же страшно? Страшно? Скажи, тебе страшно?
- Нет.
- Тогда иди.
- Но...
- Что? Почему ты не идёшь? Почему ты молчишь и ничего не делаешь?
- Я не знаю?
- А я хочу, чтобы ты знал. Я хочу, чтобы ты знал, что способен на гораздо большее, чем способен сейчас.
- Но разве здесь я не смогу обрести эти большие способности.
- Здесь ты можешь лишь усовершенствовать имеющиеся. Но не более. И, скажу тебе по секрету, более тебе совершенствовать нечего. В том, что ты имеешь, ты уже совершенство. Поэтому я и начал с тобой этот разговор. Не будь этого, мы бы не говорили о твоей необходимости уйти.
- Значит я уже достиг самого большого?
- Да. И больше тебе здесь достигать нечего. И не сказать тебе об этом я не мог. Понимаешь?
- Да. Но другие есть, кто лучше меня. А они здесь.
- Они здесь, потому что ещё не достигли своего совершенства.
- Но они же лучше меня. Значит, я хуже.
- Не то и не другое. Что ты называешь лучшим? Стихи, картины?
- Не только. Много всего. Я вижу способности других и понимаю, что мне ещё далеко до совершенства. Мне есть ещё, над чем работать. А ты говоришь, что я уже достиг своего придела. Но если это мой предел, то я самый несчастный. Ведь это я: то, что я творю, как я творю, таков и я. Не так разве?
- Что ты знаешь о том, кто ты? Я видел твой первый построенный город и видел последний. Я видел твой первый роман и видел последний. Я читал твои первые стихи и читал последние. Они - разные. Последние намного превосходят первое, это заметно. Но это нисколько не говорит о том, кто ты.
- Я знаю себя достаточно. Раскрываясь в творчестве, я узнал бы себя больше, но ты, вдруг, решил, что хватит. Тебе стало скучно, ведь так? И незачем придумывать здесь какие-либо другие оправдания.
- Да. Ты прав. Ты стал скучен мне. А пройдёт ещё немного времени и ты станешь скучен себе. А после и другим. Так чего ждать. У тебя есть выход.
- Уйти?
- Да. Уйти. Уйти из этого мира. Он скучен для тебя, в первую очередь, а уж потом ты скучен для меня, для себя и для остальных. Беги отсюда. Беги пока не поздно.
- Но как я без тебя?
- Ты никогда не будешь без меня. Я всегда буду рядом. Но ты никогда, пока ты там, меня не увидишь и не услышишь, ты забудешь меня, для того чтобы потом вспомнить... Вспомнить и понять: кто я и кто ты, и нужны ли мы друг другу. Но в этом главное. Тебе предстоит пройти через многое. Многое узнать, ещё больше не узнать. Многое понять, но ещё больше оставить непонятым. Во многом убедиться, но в ещё большем усомниться. Многим восторгаться, но ещё большим разочароваться. Многих спасти, но больших предать. Многим помочь, но ещё большим помешать. Проявить немалую любовь, но ещё большую ненависть.
- Я так ужасен?
- Ты не ужасен. Ты прекрасен. Но ты не знаешь себя. Ты думаешь о себе не то, что ты есть.
- Я думаю о себе лучше, чем я есть на самом деле?
- Не лучше, и не хуже. Но всё равно не то, что ты есть. Но пройдя через это, ты будешь точно знать, кто ты есть. В этом и есть главный смысл. А не в творчестве, или ещё в каком-либо проявлении себя.
- А какое ещё проявление себя там возможно?
- ЛЮБОЕ.
- И творчество?
- Я же сказал, ЛЮБОЕ. Это ваш брат туда перенёс целиком и полностью. Правда всё это там приобрело несколько иной оттенок.
- Какой?
- Хочешь посмотреть?
- А можно?
- Конечно. Такую возможность я тебе предоставлю. Тем более, что я это сделал бы и без твоего желания. Тебе будет дано право выбора в том, когда и где.
- А сколь долго можно выбирать?
- Я, конечно, не тороплю, но лучше не затягивать.
- Я готов.
- Тогда, смотри...
- Что это?
- Мир, в который ты вскоре уйдёшь.
- Но он ужасен.
- Чем же?
- Он грязный. Он некрасивый. Он больной. Испорченный.
- Но он старается стать чище. Он видит себя и понимает, что некрасив. Да, он болен, но он лечится. Он исправляется.
- Он всегда был таким?
- Всегда. Ведь там нет меня.
- Но это плохо. Они нуждаются в тебе. Они ждут тебя. А ты только равнодушно смотришь.
- Затем, что надо быть способным жить без меня и оставаться при этом нормальным.
- Но смысл в этом? Ведь всё равно потом придётся возвращаться к тебе и быть с тобой? Зачем тогда это всё?
- А в чём смысл твоего сегодняшнего существования.
- Быть с тобой, разве не так.
- И в этом ты видишь смысл? Быть со мной? Но, зачем тебе быть со мной?
- Я люблю тебя. Мне страшно без тебя. Я буду делать всё, как ты захочешь. Только не выгоняй меня.
- Чего ты так боишься, глупый?
- Я боюсь быть без тебя.
- Почему?
- Я слабый. За меня некому заступиться.
- А каково мне видеть тебя слабым? Ты об этом не задумывался?
- Я не хочу думать об этом. Ты сильный. Ты сильнее всех. Ну что тебе стоит. Ну не выгоняй меня, пожалуйста.
- Посмотри вокруг. Что видишь ты. Толпы слабых, не на что самостоятельно не способных без меня. Но вы ли это? Ты говоришь, что ты талантлив. Так ведь это ты со мной талантлив. А ты попробуй быть им без меня. Иначе - в чём твоя заслуга? Неужели тебе самому не противно. Чем тебе не понравился тот мир. Ты говоришь - он грязный, а я тебе скажу, что он во сто крат чище этого мира. Там нет меня. А они умудряются поддерживать хоть такую чистоту. Что проку мне в блеске этого мира. Здесь все вы видите меня. Это, и только, и делает вас способными хоть на что-то. Я бы удивился, если бы было иначе.
- Нет не правда. Я и сам могу...
- А можешь ли...?
- Могу.
- Вот и посмотрим. По крайней мере, я вижу, что хочешь. Но можешь или нет - это ещё вопрос. На него и следует дать ответ. И речь не идёт о твоём таланте. В этом я не сомневаюсь. Это ты уже показал. Так что можешь на этот счёт особо не усердствовать. Тебе предстоит более трудное. Быть собой без меня. А быть собой - не значит проявлять свой талант. А то я уже вижу твоё нетерпение.
- Какое нетерпение?
- Да хотя бы это, например. Я же вижу, ты хочешь стать поэтом. Лучше не надо. Не в том дело, что не сможешь, а в том, что это отвлечёт тебя от главного.
- От чего?
- Быть без меня?
- Но при чём здесь поэзия?
- Как при чём? Любой дар в вас от меня. Не так ли?
- Так.
- Ну а если так, то зачем заниматься спекуляцией? Это то же самое, как использовать при плавании спасательный жилет.
- Но ведь и жилет иногда нужен. Например, когда корабль идёт ко дну.
- Всё правильно. Иногда. Это ты хорошо сказал. Когда дело касается жизни и смерти. Но ваш брат не всегда помнит об этом. Ну чего ради, скажи на милость, художник пишет сотни картин? Только ради денег.
- Не правда. Он пишет потому, что не может не писать.
- Ты уверен?
- Уверен.
- И ты думаешь, что если его картины не будут покупать, то он их всё равно будет продолжать писать?
- Будет.
- А зачем?
- Он не может иначе. Он чувствует в себе необходимость творчества.
- Но зачем, для кого?
- Для людей.
- А люди хотят этого?
- Конечно.
- Может, ты и прав. Не буду спорить. К тому же я и не запрещаю тебе...
- Но ты не советуешь.
- Я говорю о формах, какие приобретает то или иное творческое начинание там. Это тебе не здесь. Здесь ты творишь по призванию и назначению.
- А там? Разве меняется призвание и назначение? Ты же сам говоришь, что всё то же, только тебя нет. Или без тебя назначение и призвание становятся другим?
- Нет. Здесь я с тобой согласен. Но талант здесь и талант там - это разные вещи. Талант здесь - это всегда радость и счастье. Там по-другому. Там талант - это совсем не должно быть обязательно счастьем. Но вы не понимаете этого. И прячетесь за свой талант. Этого я и не хочу. А не в том дело, что талант - это плохо. Не плохо, но там совсем не обязательно. Но если этого не понять, то после начинаются обиды, сетования. Вот, дескать, я - талант, а меня зажимают. И правильно делают. Ты зачем там появился? Талант свой раскрывать? Для этого мог и здесь остаться. Тем более, что я всех об этом предупреждаю. Насильно туда никого ещё не затащили. Сами сбегали - это было, но чтобы насильно, никого. Не талант раскрывать, ни собой хорошим любоваться. Плохим увидеть себя, вот что трудно. Хочешь плохим себя увидеть? Не стать плохим, а увидеть, каков ты уже есть. Но лучше я тебе вообще никаких советов давать не буду. Тем более, что вижу как ты в них нуждаешься. Я буду лучше молиться за тебя.
- Это что, шутка?
- Нет.
- Кому же ты собираешься молиться за меня?
- Тебе, кому же ещё, потому как там, всё будет зависеть только от тебя, а потому я и буду молить тебя, чтобы ты сделал всё, от тебя зависящее, чтобы тебе было хорошо.
- Тогда делай это почаще.
- Буду. Так же часто, как редко это будешь делать ты.
- А мне зачем это делать? Тебя же там всё равно нет. А значит тебя нет вообще.
- Сейчас ты знаешь, что я есть, а после и вспомнишь.
- Ну я имел в виду потом, там, когда забуду, что ты есть и не вспомню тебя, или вспомню и не поверю, поскольку поверить в такое очень трудно, после того как забыл, а тогда я буду вроде, как и без тебя, то есть, что тебя и не будет, что раз без тебя, то и нет тебя. А иначе, как тогда? Иначе получится, что не без тебя. Понимаешь?
- Вот когда получится, тогда получится, а пока что, я есть.
- Ну пока-то, конечно. Давай дальше посмотрим?
- Ты ещё не определился.
- Нет. Я ещё не разобрался в этих двух мирах.
- А что непонятно?
- Во-первых, в какой из них мне идти?
- Что значит в какой? Он один.
- Как один.
- Мир грёз и реализованных мечтаний - не мир. Ты не так понял.
- А что тогда?
- Я не знаю, как тебе это объяснить. Скорее всего, это есть некая бесконечность в самом человеке, в том внутреннем мире человека, который он сформировал своим сознанием в своём сознании. Но я тебе не рекомендую туда идти. Тем более, что тебя туда, насколько мне известно, не пустят. Прежде необходимо хоть раз, но прожить на Земле.
- А ты обещаешь, что со мной там, на Земле, ничего плохого не случится?
- Нет. Не обещаю. Более того. Может случиться и самое ужасное.
- Зачем тогда мне рисковать?
- А можешь ли ты жить с одним только осознанием, что это возможно?
- Теперь, наверное, нет.
- То-то же.
- Но я должен знать, чем рискую.
- Рискуешь? Ты рискуешь стать собой. Тем, кто ты есть.
- Даже если я стану плохим?
- Ты не станешь плохим, ты станешь собой. А что касается плохого или хорошего, то это как посмотреть. Для себя ты и сейчас не слишком хорош, а для других - лучше не бывает. А там, в конце, посмотрим. Плохой - хороший. Не думаю, что вопрос будет стоять так остро. В процессе жизни ты узнаешь, кто ты. После я дам тебе время осознать это и принять себя таким, каков ты есть. Вот это будет самое тяжёлое. А никак не твоя жизнь. Тем более, что, сразу замечу, что ничего тяжёлого, у тебя лично, в этой жизни не будет. По крайней мере, удовольствий испытаешь более, чем неудобств.
- Гарантируешь?
- Не сомневайся. Участь Павки Корчагина тебе не грозит.
- Успокоил. А то, знаешь, ну не очень-то хотелось бы вот так, слепым, парализованным... Ведь и не обязательно это? Так?
- Так, так. Совсем не обязательно. Никто лишние трудности тебе не придумает, более тех, какие сам себе уготовил. И жизнь твоя, в сравнении с другими, будет не то, чтобы скучна, но так, серенькая.
- А оно может и лучше, серенькая-то? А?
- Тебе видней. Уж героем романа тебя не сделают. Не надейся. Как Мересьеву по зимнему лесу тебе не ползать, ног не отмораживать, героем не становиться. В общем: не пример ты будешь для будущего поколения, не пример.
- А и не надо, пример-то. Мне, ты сам говоришь, себя узнать надо, а не другим себя раскрыть. Да и не моё это, чувствую я.
- Ну и славно. Поживёшь лет восемьдесят.
- Может лучше девяносто?
- Так устанешь же?
- Так, а чего там, уставать-то. Один же раз даётся. Второго ж не будет? А? Или можно, в случае чего, и повторно?
- Ну, в случае чего, конечно, можно. Тебе решать. Многим нравиться, так они и по несколько раз. Но сейчас-то, поди, рано об этом? Нет?
- Рано, рано, конечно. Это я так. На всякий случай. Ну, чтоб сразу узнать, на что, так сказать, надеяться, в случае чего.
- В случае чего, на меня надейся.
- Так ведь не будет тебя?
- Это с тобой меня не будет. А так-то я конечно буду.
- Ну да, конечно, чего это я. Совсем растерялся. А вдруг, не получится у меня?
- Что значит, не получится?
- Ну сделаю что-либо не так.
- Это невозможно.
- Что невозможно?
- Невозможно что-либо не так сделать.
- Точно?
- Точнее не бывает. Да можешь сам в том убедиться. Посмотри всю историю и найди мне что-нибудь, что было не так кем-то сделано.
- А велика та история?
- Да уж, без малого, почитай, миллионов сто лет будет. Но это правда ещё до вашего брата. А вы там почитай уж годков так тыщ восемь, а то и более, уж сейчас и не припомню точно.
- Да ну?
- Вот тебе и да ну.
- Интересно. А как оно вообще, начиналось.
- Да как? Просто. Я тогда как раз процессом творчества увлёкся.
- Зачем?
- Что зачем?
- Зачем увлекся?
- Не мог иначе. Ты слушай, а не перебивай.
- Извини. Продолжай.
- В начале я сотворил Небо и Землю. Земля была пустынна, ничего не было на Зем...
- Постой. Это же Ветхий завет.
- Он самый.
- Я читал его.
- А чего тогда спрашиваешь?
- Думал может всё по-другому.
- Думал он. Чего тут думать-то, коли и без того уж всё всем известно. Ты лучше определяйся давай. Время-то идёт. Вечно что ли тебя ждать.
- Ой, что, пора уже?
- Пора, пора. Начни со страны. Ну, куда хочешь.
- А где лучше?
- Да везде, собственно, хреново. Я ж говорил тебе. Не на курорт едешь.
- Да, ты как раз другое говорил. Говорил, что надо, мол, мне, а теперь говоришь: не на курорт.
- Хватит скулить. Выбирай страну.
- А ты что посоветуешь?
- Слушай, это не я, а ты идёшь туда, тебе и выбирать.
- А ты когда был там, что выбрал.
- Да я уж и не помню. Израиль, кажется.
- Ну вот и я Израиль.
- Тебе-то зачем Израиль?
- Я - как ты.
- Не надо как я. Я - это я, а ты - это ты. Потом, я плохо кончил, в этом самом Израиле.
- Что тогда?
- Что хочешь. Смотря, что ты хочешь? Ты, главное, цель своего путешествия, если можно так сказать, помни.
- А какая цель моя?
- Какая и у всех. Себя узнать.
- Тогда США.
- Почему США?
- Ну вот. Опять почему. Израиль нельзя, теперь что и США нельзя, или и там ты плохо кончил.
- Не богохульствуй. Не было меня там. А спросил, потому как виды у меня на тебя есть. Вот только США в тех видах нет.
- Понятно, в общем. Ну говори тогда, куда меня.
- Есть три варианта. Первый - Чили. Второй - Украина. Выбирай.
- А третий?
- А чем первые два не подошли?
- Да что ты издеваешься, что ли. Чили... Это где?
- В южной Америке.
- Час от часу не легче. А Чили на Канаду поменять можно.
- Нельзя. Либо Чили, либо Украина.
- А третий?
- Подожди с третьим. Он хуже двух первых. Чем тебе Чили не нравиться.
- Бедно там.
- Ну и что? Ты зачем едешь? Ты едешь себя познавать. А ему, видите ли, бедно там.
- Сам то в Израиль, а меня в Чили.
- Не зли меня, а то и тебя - в Израиль.
- Не надо в Израиль, я понял.
-То-то же. Ну, едешь в Чили?
- А третий?
- Дался тебе этот третий. Ведь Чили лучше.
- Ага, как же, лучше. Уж что может быть лучше Чили...
- Я-то знаю, я тебе плохого не посоветую.
- Давай третий.
- С одним условием.
- Каким?
- Даю третий, если от первых двух отказываешься.
- Согласен.
- Подумал?
- Подумал.
- Не пожалеешь?
- Не пожалею.
- Ну гляди.
- Что это?
- Россия.
- Это Россия?
- Она самая.
- А вон твои родители.
- Эти?
- Они самые.
- Я лучше в ангелы пойду.
- Я тебе пойду, я тебе пойду, иж, разошёлся. Моду взяли, чуть что, сразу - в ангелы. Я тебе таких ангелов устрою, век не забудешь.
- Да это ж издевательство какое-то. Какие это родители? Один - дурак, пьёт небось, другая тоже не дальше ушла. Не пойми что.
- Я тебе дам, не пойми что. Моду взяли. Родителей критиковать Ты вон сам попробуй. Неизвестно, кем будешь, а уже туда же: «дурак», «не далеко ушла»...
- А что, не так что ли? Другим, небось, что получше. А мне.
- Кому получше?
- А то сам не знаешь. Только что, до меня был. Англия - раз, Лондон - два, мама - тренер по теннису - это три, папа - финансовый консультант - четыре.
- Ну и что, подумаешь, мама - тренер, папа - консультант. Откуда тебе знать, что лучше. Мама - тренер, папа - консультант. А если он и не способен на большее, чем мама тренер, папа консультант.
- Как это, не способен на большее?
- А так. Ему не дай таких родителей, так он и не выживет. Понимать надо. Ты думаешь, что всё так просто. Раз, два, и готово. Все, мол, в равных условиях, одинаковые права. А ничего подобного. Сам посуди. Ну возьму я и дам тебе маму тренера и папу консультанта, а ему что тогда?
- А ему моё.
- Да? Твоё? А что он делать будет с твоим? Ему со своим бы справиться. Ты погляди на него, погляди.
- Вообще-то, да, зрелище не утешает.
- Не утешает? Удручает.
- Понятно, в общем. Всё равно боюсь.
- Чего?
- А если понаделаю чего такого, что после и не расхлебаешь?
- Чего, например?
- Да всего, чего нельзя.
- То, что понаделаешь, это точно. Так и что?
- Что, что? Ты же потом с меня и спросишь?
- Спрошу.
- И взыщешь.
- Взыщу.
- Так может и не надо ничего?
- Как так? Я уж думал, что договорились, а ты опять за старое.
- Боязно как-то.
- Понятно дело. Но, да время уже поджимает. Осталось определиться с профессией. Ты кем быть хочешь?
- Какая разница, кем я хочу. У тебя наверняка уже своё что-то припасено?
- Это верно. Токарем будешь. Хочешь токарем быть?
- Да хоть пекарем. Чего уж теперь. Тебя же всё равно не переубедишь. Ты же всё равно по-своему сделаешь.
- Вот тебе раз, обиделся. Токарь-то тебе чем не угодил?
- Токарем чем не угодил? Ну спасибо, тебе. Токарь чем не угодил. Вот уж повезло... Кому ещё так повезёт. Токарь. Это же надо. Только вдумайтесь. Токарем в Чили. Во перспектива.
- Почему в Чили? Мы же на России остановились?
- Остановились-то на России, но уговаривал-то ты меня на Чили?
- Нет-нет. Токарь - это только для России.
- Да? А кто в Чили?
- Кто надо, тот и в Чили. Забудь про Чили, проехали.
- Да уж? Токарь заставит всё забыть. Даже Чилийские перспективы.
- Ну-ну, покривляйся ещё, а я посмотрю. Глупый, ты думаешь, токарь, он что? Он, думаешь, так себе? Да я быть может три тысячи лет ждал для тебя подходящего момента. И вот когда он настал, ты начинаешь дуться. Смешно же. Ну почём тебе знать, что там лучше, токарь или другой кто. Смешно. Тоже мне, специалист по трудоустройству.
- Может я и не специалист, но и моё мнение чего-то стоит.
- И каково же, простите, Ваше мнение?
- Я философом хотел стать.
- А я против? Будь философом. Одно другому не мешает.
- А я не таким стать хотел, где одно другому не мешает.
- А каким?
- А где только одно, и ничего вообще ничему и никому не мешает.
- Это как?
- А так. Философом так философом. А уж если понадобится, то лучше пусть я к тому - токарем, а не токарем и по случаю - философом.
- Как Петр первый что ли?
- А хоть бы и как он.
- А я и ему токарем предлагал, только он наотрез отказался. Или, говорит царём или говорит никем. Чего с дураком спорить. А токарь из него знатный бы вышел. Это я тебе точно говорю.
- Ты, наверное, это всем говоришь. У тебя наверное токарь - любимая специальность?
- А если и так?
- Ну так и работай сам, токарем. Нам-то чего навязывать.
- Да кто тебе навязывает. Ой. Было бы предложено. Подумаешь. Философом хочешь быть? Ну что ж, будешь. Только, может, сперва посмотришь на них повнимательней, прежде чем окончательно определиться. Философы, они тоже, разные бывают.
- Я таким хочу, как Гегель или Спиноза.
- Откуда ты о Гегеле знаешь?
- Да ты уж нас совсем здесь за каких-то недалёких держишь. Гегеля откуда знаю? Наверное, прежде чем идти туда, малость подготовились.
- Да ну?
- Вот тебе и да ну.
- И много узнали, разрешите спросить?
- Да уж немало.
- Ну да, да. Оно, конечно. И что, Платона читали.
- И Платона и Аристотеля. И ещё кой-кого. Ницше, например. Так что, не боись. Подготовились.
- Что Вы говорите? И даже ещё кой-кого. Тогда, конечно. Куда нам, токарям. Мы же теперь такие умные.
- Да уж не глупее некоторых.
- Это кого, например?
- Сам знаешь.
- Ах вот как. Ну что же. Хорошо. Доставлю тебе удовольствие понаблюдать за предметом твоей зависти.

Часть 3. Духи. Главы 49 и 50

Начало романа "Два процента от Бога. Михаил Лекс"
Роман Михаила Лекса: "Два процента от Бога" Часть 1. Тела
Роман Михаила Лекса: "Два процента от Бога" Часть 2. Души
























































































































































































































































































































































































Вам это будет интересно!

  • Два процента от Бога. Михаил Лекс. Часть 3. Главы 49 и 50
  • Михаил Михаил Зощенко в Новошахтинске
  • Крымские каникулы. Глава I. Часть 1.
  • Упразднение двух автономий (глава шестая - часть первая)
  • Упразднение двух автономий (глава шестая - часть третья)


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »