Социальные сети

    Да, завтра же страстная пятница! Но в голову ничего благочестивого не приходит, кроме того, что пятница у нас - выходной. И еще, что бабушка делала обалденные куличи, несравненные просто. Восхитительно вкусные, и при этом очень простые - тесто и изюм. Никакой глазури, присыпки, специй и прочих излишеств. Накануне, откуда-то с верхотуры дальних антресолей, которые только раз в год и открывались, доставались формы для куличей, которые были сделаны из жестяных консервных банок. Попутно мне снизу удавалось увидеть еще какие-то вещи - изгибы старых ламп, аптекарские весы и предметы манящих очертаний, назначения которых я не знал. Банки были очень старыми, 60-х годов, когда их еще делали из толстой и прочной жести, из под настоящего бразильского кофе Casique и Pele и еще каких-то невероятностей. Они уже были ветеранами куличного дела и хорошо прокоптились в духовке, поэтому стали тускло-золотистыми, а картинки и надписи на них (тогда консервы не оборачивались бумажкой, крашеными были сами банки) стали благородного глубокого корчневого цвета с прожилками трещин, местами детали и вовсе стали неразличимы, а в остальном были похожи на музейные реликвии и влекли своей таинственной непостижимостью и проступающими из глубины веков буквами благородных, каких-то свосем не советских очертаний. И хотя бабушке рецепт был известен более чем наизусть, на свет извлекалась та самая "Книга о вкусной и здоровой пище" на желтых страницах которой эти же консервные банки в дни своей давней молодости были сфотографированы, скорее фотонарисованы даже.
    Присутствие раскрытой толстой книги добавляло талмудической оккультности и как бы легитимности всему происходящему. Дом наполнялся сладким запахом теста, оно по многу раз поднималось стоя в теплой ванной, и мне строго-настрого запрещали его трогать, поэтому я, конечно, подходил к плавающему тазу с укрытым полотенцем тестом с невероятным желанием запустить туда по локоть обе руки, но как послушный мальчик, ограничивался тем, чтобы его потрогать и погладить, а еще отщипнуть кусочек и рассосав во рту медленно съесть. И легонько подтолкнуть таз, чтобы он поплыл от бортика к бортику ванной до издания глухого стука. Потом тесто раскладывали по банкам, выложеным промасленым пергаментом и усаживали в духовку. Всевозрастающая интенсивность запахов превышала всякие пределы эйфории, а тесто в куличах, видимое сквозь не менее закопченое стекло газовой духовки, подтверждало серьезность своих намерений и угрожающе поднималось высоко за края банок и торчащего из них пергамента. А я ведь знал, что словом пергамент называлось то, на чем фараоны писали рыцарям, и было понятно, что в куличах - это тот самый пергамент и есть. Все увязывалось в цельную картину древнего таинства, и после кульминации, вытащеные из печи и утомленные только пережитым оргазмом куличи опадали до размеров банок, а пергамент, отдав им свою каббалистическую силу, высыхал, коричневел и становился слабым и хрупким, как древние рукописи, еще раз наглядно доказывая свою с ними соприродность.

    И мы ездили на могилку к дедушке с этими куличами и яйцами крашеными (смысл их длительного варения в луковой шелухе был далеко за гранью понимания, но имел явное сакральное предназначение). Доехав на троллейбусе до конечной на Каубамая, мы шли на Уус-Садама (боже, какие названия!) и ждали редко ходящих (я думал, что у них исключительно кладбищенское предназначение) автобусов маршрутов 34-го обычного и 25-го, экспресса. В детстве, когда все хотели стать космонавтами, я уже твердо знал, кем быть - водителем автобуса 25го маршрута. Они были тоже Икарусами, но не желтыми, а более старой (но как и все в совке, лучше выглядящей) модели - красно-бордовыми и всегда короткими, без гармошки. Ехали, как это положено экспрессам, очень быстро - тогда вся часть города после Кадриорга уже была какой-то запредельной лесной далью, по которой автобус гудя несся, пропуская маленькие остановки с их печально глядящими и отступающими от бордюра при нашем приближении неудачниками, и с напругой тормозил только у больших. У водителя в кабине была огромная палка переключения скоростей с набалдашником сверху и гофрорезиной снизу, там, где она уходила в пол. А двери он открывал круглыми пластмассовыми кнопками - зелеными, красными, белыми, и это зрелище и сопутствующее ему пневматическое шипение меня завораживали до остолбенения.
    На пасху в автобусе ехала куча людей, битком, и все везли куличи и яйца, было как дважды два понятно, что мы все делаем какое-то важное и очень нужное дело - везем на кладбище куличи и яйца, потому что ведь пасха. В самой пасхе сразу проступала какая-то тайна, вроде праздник, но демонстрации нет, нет и ни одного транспаранта, где кумачевая женщина с мужественным лицом и похожий на робота мужчина понятным и привычным образом поздравили бы трудящихся с пасхой и обязались бы увеличить выпуск куличей и автобусов к следующей славной дате. Даже и эта самая дата была неясна. Вот, скажем, остальные праздники ее имели - 1 и 9 мая, 7 ноября, 8 марта. А тут - обстановка полной конспирации, ведь в календаре ее не печатали, и сведения о том, когда же в этом году будет пасха передавались устно. Кто-нибудь из родителей в какой-то из дней просто говорил: "говорят, пасха будет тогда-то" и это всегда были разные даты. Как будто катакомбный ЦК в обстановке строгой секретности принимал решение и выдавал информацию через доверенных лиц, чтобы сбить с толку неведомых врагов праздника. И само ни с чем не рифмующееся сочетание букв П, А, С, Х, А решительно ничего не объясняло и только добавляло мистерии.

    Хождение на кладбище вообще всегда было праздником, потому что всей семьей, с какими-то кульками, и ехать далеко, так что все время было какое-то ощущение пикника, который и вправду был обязательным элементом, как тройной тулуб у Родниной и Зайцева. Как и покупка горшков с бегониями с лавок у бабушек на остановке. А на самом кладбище - восхитительные лейки, которые нужно было извлечь из кустов, где они ждали своего часа, и наполнить их водицей, которую нужно было качать из журавля-колонки, ухватившись за громадный бублик ее железной ручки. Вначале размеренные покачивания бублика туда-сюда ни к чему не приводили, но упорство вознаграждается, из недр подземного мира начинали издаваться хрипы и стоны, переходящие в какое-то хлюпание, которое, становясь все надсаднее, завершалось рядом коротких плевков из носика колонки в подвешенную на крючок на нем лейку. Напор усиливался, и вскоре вода, прозрачная и такая холодная, что щеки и ладони на расстоянии ощущали ее свежесть, журча и крутясь, мчалась вовнутрь, вздымая с донышка прилипший мох и сосновые иголки, которые моментально начинали пахнуть картинами Шишкина. Колонка издавала приятный уху ритмичный скрип несмазанной телеги, висящая лейка начинала раскачиваться, из прохудившихся на ее дне дырочек в разные стороны брызгали ручейки, а из душеобразной насадки на носике немного воды в такт покачиваниям проливалось и с шуршанием разбивалось о крупный песок, за годы намывшийся в земляной ямке под краном. Это была Музыка!

    Потом мы возвращались домой и я, под впечатлением о будущей карьере, начинал профподготовку на водителя экпресса 25-го маршрута. Для этого, в щель между подушками спинки дивана вставлялся игрушечный руль на длинной пластмассовой палке, между подушками сиденья втыкалась деревянная колотушка для пюре или металлический рожок, который когда делают домашнюю колбасу одевают на мясорубку (они изображали, конечно же, рычаг переключения скоростей). Поверх спинки приборной доской устанавливалась пара круглых будильников и выкладывались кнопки открывания дверей, они были заранее сделаны из пивных пробок, бережно открытых папой без загиба, и обернутых мамой нужного цвета золотинками, снятыми с серединок бумажек от конфет и аккуратно разглаженными на столе по оборотной стороне черенком от чайной ложки. Оставшимися диванными подушками можно было отгородиться от остального мира сбоку и сзади, чтобы остаться в кабине одному и, жужжа и мыча мотором, шипя дверьми, вращая руль, двигая рычагом и самозабвенно давя на кнопки - почувствовать мужественную отрешенность и подвиг преданного своему делу водителя 25-го экспресса.
    Пассажирами были игрушки, солдатики и мой любимый львенок - мягкий бежевый с белой грудкой и короткой гривой, даже не гривой, а просто серой шапкой из другого цвета материи, наклоненной головой и черными пуговицами глаз. Даже больше на гладкую овечку он был похож, только альтернативно окрашенную. Я его помнил всегда, сколько помнил и себя, с каких-то смутных доясельных времен. И очень его любил, хотя вроде непонятно за что, в нем ведь ничего не могло пищать, светиться, сгибаться или разбираться - это, должно быть, была самая чистая любовь, не ради выгоды или тщеславия. Я даже часто засыпал с ним.
    Когда-то потом, уже классе в четвертом, во время предшествовавшей очередной пасхе генеральной уборки квартиры мама попросила меня навести наконец порядок в своих игрушках, и я нашел его на самом дне пуфика, где они у меня лежали. Львенок как-то весь похудел, сник и стал печальным, но глаза по-прежнему были живыми, только грустными. Я подумал - зачем мне этот хлам, у меня уже машинки и конструктор не помещаются и что всю эту детсадовскую девчоночью чепуху нужно повыбрасывать. И так и сделал. Подошел к мусоропроводу, раззявил его уходящую вниз черную дыру, и не смог, - львенок был живым и я смалодушничал его так отправлять в последний путь. Тогда, стоя там у мусоропровода, между этажами, я убил его - разорвал швы, по которым он был скроен, внутри оказались свалявшиеся опилки, какой-то жухлый поролон и тряпье. С комком в горле, презирая себя за трусость и предательство, я сбросил его вниз. Прости меня, Лёва. Пожалуйста, прости.






Вам это будет интересно!

  • Реформа образования начинает действовать?
  • Этим летом я…
  • Интересный материал о покупке мебели в сети
  • Продажа мебель офис. Прекрасные варианты офисной мебели.
  • Компания Vosst внедряет новую систему работы с клиентами


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »