Социальные сети

Раз, два, три, едва ли чеканный, но почти вальсирующий шаг, что-то среднее между подошвами и асфальтом - я всегда хожу так, если оставить меня одну в клубке города. Это наивно, это было наивно - я вовсе не крючок и не спица, чтобы связать из клубка что-нибудь стоящее. Вот попасться на крючок или спиться - это по моей части, дешёвых проспиртованных каламбуров, похожих на недоплетённые сказки или феньки из палёных волос, у меня хватает. Раз, два, три каламбур, строчками поворачиваю за угол, отпечатываясь на потрескавшейся стене, чуть не попадая под машину восклицательным знаком. Три шага, два, ещё один - вот если бы повернуть вспять, если бы вывернуться до инверсии, чтобы игра слов обрела смысл, чтобы посмотреть на прошлое взглядом, огибающим горизонт.
Город - это волна прошлого, город - это сумерки, сплетающие пальцы в переулки, а пальцы вдеты в оконные перстни. Когда город набегает волной, в запястьях словно перекатываются камушки, галька памяти, с росчерком мраморных жилок под кожей. Царапает изнутри, воет, ввинчивается в сигарету - всплеск, всхлип, попробуй разберись в своём многолетнем мирке сумасшедших прикосновений таких же прибрежных песков, как ты. Эти истории утомляют, формулы выжигают дно прозрачных глаз - песок не растворяется водой, песок не растворяется, песок не, песок-ты, песок-я, и чужеродным телом прошлое, целующее гальку. Я переехала к тебе жить недавно, даже ещё не перевезла гитару и самые нежные сны, но мы с тобой были слишком глупыми - не считались со временем, надеясь, что оно не растворит нас. Любовь - безрассудная морская пена, а я боюсь белых ударов по тонкой коже. Угу, радость моя. Мы цеплялись за берег, блестели на солнце от влаги, а теперь ты уже знаешь, что силы не бесконечны, всплеск, всхлип, и теперь мы бежим от воды как можно дальше. По отдельности и в невесомости. И теперь я ищу способ перестать бояться времени, перестать хватать воздух губами, отразиться в воде целиком, - волна за волной уже растрепали последние косы наших тел. Всё уже, невыносимо больше видеть пальцы, рисующие в прибое знаки, всё равно их можно прочитать только в отражении. В целом времени, сросшемся половинками - прошлым и будущим. Ищу-ищу его, ищу, и меня подгоняет пена прибоя.
Знаешь, истории действительно утомляют. Раз, два, и устали ноги. Раз переулок, два, и на счёт три можно остановиться. Клубок родного города, цвета радужки глаза, мелькающие в капели. Прибой, ну зачем же бить наотмашь, зачем же ты принёс меня в этот дворик. Что ты нашёл здесь, кроме разбегающихся по асфальту искорок фонарей, нашёл своими покатыми боками и кожей горячей пены.
Задаю вопросы во все стороны, расплескавшись пальцами и сигаретой. Волны сомкнулись за спиной, свернулись калачиком, ждут-мурлыкают секундами под стук пульса. Я оглядываюсь по сторонам - красный водопад англиканского собора, голубоватая кромка подтаявшего дома, кованые капли решёток, очередная загадка города, калейдоскоп, собираю мозаику огоньком сигареты. Падающий пепел склеивает цветные стёклышки, а я пытаюсь угадать - что промелькнуло, что изменилось, что это значит, вопросы дробят витражи, не слышу тебя. Не слышу. Окна.
Окна.
Выглядываю из волны поднятого воротника, прячась от ветра. Со всех сторон танцуют окна, поблёскивают сумеречным светом, открывают тёмные рты. Со всех сторон окна - мечусь по мокрому асфальту, вперёд один шаг - нет, не показалось, они о чём-то говорят. Прищуриваются. Прищуриваюсь в ответ - что делать, - и поддаюсь, и пускаюсь вплавь вдоль течений мерцающих стёкол, слежу за отражениями.
А они следят за мной. Пока я медленно иду вдоль фасада кирпичного дома, они подбираются ко мне на цыпочках ветра, перешёптываясь и играя на пальцах рам, окружают кольцом-хамелеоном. И я наконец заметила - из каждого окна смотрит существо, то печальное, то улыбающееся, то расплывчатое, то чёткое до рези между ресниц, то ли из снов, то ли с окраинных ступенек безудержного, рвущегося с цепи времени. Из тех окон, что выходили из сумерек ближе всех ко мне, был слышен шёпот. Он стекал в скулящие фразы на языке, который понимают только вены, и согласно гудят в такт. В струях стёкол с верхних этажей, откуда шёпота было не расслышать, существа махали мне полосатыми руками или блестели потоками слёз, били хвостами по подоконникам и выскальзывали на карниз. Они были похожи на зверьков, на людей и на несбывшиеся желания, на кого-то вроде предка, жившего у семейства Муми-троллей в печке и игравшего с вьюшкой.
Я шла, вжимаясь в потеплевшие кирпичи, протягивала руки к этим сказочным или пугающим лицам, писала кончиками пальцев на стёклах, но вместо слов выходили узоры, которым по тысяче лет. И предки откликались, читали мои письмена и говорили о себе - осколки времени, залетевшие в волшебные призрачные тела, осколки секунд в блестящей шерсти, осколки лет в разноцветных подмигивающих глазах. Они рассказывали, какое прошлое растаяло у них внутри, что они могут объяснить мне и чем помочь в ручьях времени, внушающих мне страх и оставляющих влажные разводы на наручных часах и на шее.
Я искала в них воплощение себя, ловила прошедшее в отсветах их стёкол, в звучании их имён; кто-то из них может вернуть мне рассыпавшееся то-что-было, кто-то из предков отразит меня назад. В моей борьбе с прибоем кто-то может поднять веки обоим войскам, чтобы они узнали то, что неотделимы друг от друга. И я перестану цепляться за прибрежный песок, разгоняя ресницами горькую серпантинную пену. Кто-то поможет.
Кто-то, кто-то, отстукиваю костяшками пальцев, бросаюсь от дома к дому, прошивая двор насквозь и запутываясь в лабиринте. Раз, два, три, мелькали лица в окнах, звенели струны проводов, а я разрасталась мелодией, исходила капелью в поисках существа, которое тоже искало меня. Кто-то, кто-то, стук воды о кованую решётку, плачущие проталины под водостоком, ноты летящего вверх собора, готические партии оркестра времени, предки, любующиеся на песни льда с крыш о землю, которая устала касаться моих ног.
В дальнем углу двора на крышу желтоватого дома вела лестница. Окружённая взглядами, которые предназначались не мне, после очереди шагов, беззлобных шершавых пуль, я схватилась за железо нижней перекладины - как будто ставя точки, многоточия, отделяя себя от них. Здесь нельзя ошибиться, только один ключ открывает дверцу под самой большой волной, только один. Раз, два, три, ещё перекладина, окна ливнем сбегают вниз, предки прощально машут, заставляя взбираться вверх ещё быстрее с закрытыми глазами герильеро. Отбрасываю волосы с лица, кажется, уже скоро, кажется, уже близко, горячо, как будто рыбкой ныряешь куда-то под рёбра детства - горячо. Подтягиваю ноги, вспрыгиваю на крышу, озираюсь. Ну вот, я же знала, что всё так получится. Давай, освобождайся из чердачного окошка. Знаешь, хвостатый, я тебя искала.

Ночной клубок проводов покачивался над головой, город пел колыбельную, машины попрятались в норки своих слов и строк. Я сидела на краю крыши англиканского собора, на самой верхней ступеньке лестницы. К нему тоже прислонилась лесенка, точно такая же, как и та, соседняя, наверху которой я нашла своего предка. Как я оказалась здесь, не помню, впрочем, меня это не так уж волнует - мне рассказали все мои волны и всю мою память, чтобы знать, где подводное течение, где яма, а где тёплое дно с глазами ракушек. Теперь нам можно не держаться за берег, слышишь? Не слышишь. Хорошо, сейчас, подожди минутку, я только спущусь на землю и прольюсь светящимся водопадом, а то здесь уже слишком холодный ветер.












Вам это будет интересно!

  • Волна воспоминаний
  • Почему собака кусает ребенка?
  • Море и горы и песок
  • СахАрный песок или грязный дождь.


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »