Социальные сети

 

 

 

И вновь за картами сидим.
Нам честная игра
Забвенье дарит, как иным
С наркотиком игла.

Туз — на туза и масть — на масть...
А жизнь ясным-ясна:
Ворует чернь (она же — власть),
Пустым-пуста казна.

“Воруют” — русская беда
И нищеты разгул.
Об этом вон еще когда
И Карамзин взгрустнул.

Инна Лиснянская

Понятие честного соблюдения правил (fairness) сегодня актуально не только в спортивных или других играх, но и во всех областях регламентированного противостояния (как честная конкуренция, частный случай которой - честное соревнование). Честная игра как социальная ценность и социальная норма - родом из спорта, однако получила со временем гораздо более широкое распространение. Она представляет собой культурный вклад спортивной традиции в культуру противостояний в обществе и стала для общества чем-то вроде негласной добродетели в регламентированных правилами конфликтах.

Английская газета «Дейли телеграф» сообщает, что эксперименты, проведенные в 16 городах планеты, стали научным доказательством того, что британцам действительно свойственно чувство "честной игры", а вот россияне, украинцы, белорусы и греки оказались среди народов, менее всего склонных признавать свои ошибки и исправлять их. Они предпочитают вместо этого мстить своим обидчикам.

Причины и следствия изменения жизни людей во всем мире уже долгое время являются одной из самых интересных тем для социологов, психологов и экономистов. Современный уклад жизни прочно ассоциируется с экономической подоплекой и постепенным разрушением прежних традиционных устоев общественных и личностных ценностей, семейной жизни и этнических связей между людьми.

Вместе с тем национальный аспект этой проблемы до сих пор остаётся малоисследованным. И, как считают многие представители наук о человеке, ментальные особенности этносов легче всего понять наблюдая поведение людей в социоэкономических играх.

Специально смоделированные игры, успех в которых подразумевает взаимовыгодное сотрудничество, пролили новый свет на то, каким образом люди действуют совместно ради общего блага, – и что происходит, когда они не сотрудничают. Учёные сравнили людей разных национальностей на предмет их склонности к продуктивному сотрудничеству, тенденции к самопозиционированию и стремлению видеть в окружающих врагов или друзей.

В рамках работы, опубликованной в последнем номере журнала Science, экспериментаторы стремились выяснить, в какой мере некоторые люди готовы пожертвовать личной выгодой ради общественного интереса, в то время как "иждивенцы", "халявщики" пытаются воспользоваться их щедростью.

Игра-модель

Профессор Саймон Гехтер и доктор Бенедикт Херрманн из Ноттингемского университета, а также доктор Кристиан Тони из университета Санкт-Галлен (Швейцария) разработали игру "Народное богатство", участникам которой предлагался выбор: вложить свои средства (специальные жетоны) в общий котел или придержать их при себе, но пожать плоды щедрости других.

В каждом "забеге" участвуют 4 человека. Каждому выдаётся по 20 жетонов, после чего участники могут "вложить" эти средства в общий банк. Игроки стоят перед выбором: оставить жетоны себе или положить в общую копилку, содержание которой будет затем поровну распределено между всеми участниками игры.

«Доход» каждого из участников составляет 40% от совокупных вложенных средств и не зависит от индивидуального вклада.

Если бы все участники положили свои жетоны в общий котел, то в конце игры каждому неизменно досталось бы большее количество условных денег. В то же время, если игрок стремился попридержать жетоны в собственном кармане, он также не только мог «остаться при своих», но еще и разжиться за счет чужой щедрости, принимая участие в финансовых операциях с обобществленным капиталом.

Например, если каждый из участников вкладывает все 20 жетонов, в итоге все они получают по 32 жетона. Если вклад делает лишь один участник, все получают по 40% от его вклада – в том числе и вкладчик остаётся лишь с 8 жетонами вместо 20.

Игры проводятся вслепую и открыто; в последнем случае у участников есть возможность наказать одного или нескольких партнёров, лишив их до 30 жетонов, при этом на каждые три жетона наказания требуется отдать по одному жетону наказывающего.

Когда тех, кто не инвестировал в общее благо, а продолжал наживаться на чужом великодушии, не наказывали долларом, сотрудничество быстро сходило на нет.

Эти игры были проведены в 16 городах 15 стран, отличающихся уровнями экономического и социального развития. Характер взаимодействия во имя общего блага повсюду был примерно одинаков. Ситуация резко изменилась, как только информация о «вложениях» стала открытой, и игроки получили возможность наказывать пожадничавших. Наказание предусматривало лишение «провинившихся» средств. Разумеется, эта возможность стоила виртуальных денег и «наказывающим». Как выяснилось, игроки охотно расставались с собственными жетонами ради того, чтобы покарать вложивших в общее дело меньше или не вложившихся вовсе.

Результаты выявили, что люди в экономически развитых странах с устоявшимися демократическими традициями не склонны применять к своим партнёрам асоциальные методы наказания, подразумевавшиеся в игровой форме. А вот представители относительно коррумпированных и недемократических социумов, основанных на авторитарных и патриархальных социальных институтах, активно прибегали к таким возможностям. Здесь чаще практикуется месть: граждане считают, что приемлемо уклоняться от уплаты налогов или нарушать законы, так как правонарушения часто остаются безнаказанными.

Исследование показало, что представление капиталистического общества как группы индивидов, замкнутых исключительно на собственной выгоде, в корне неверно, и экономическое процветание демократического общества, судя по всему, сильно зависит от способности людей связывать личные интересы с общепринятой моралью.

Ментальное своеобразие наказаний и наказываемых

Каким образом миллионам людей удается достичь необычайной согласованности своих действий, столь характерной для современных индустриальных экономик? Каким образом они могут координировать свои усилия с той высокой степенью точности, которая необходима для производства такого большого количества сложных благ? Это базисные вопросы современной макроэкономики. Без ответов на них нельзя двигаться дальше.

Макроэкономическая теория если и приносит пользу, то в первую очередь потому, что она способна объяснить процессы координации в обществе и выявить те предпосылки, которые позволяют им успешно развиваться.

Пол Хейне - автор книги "Экономический образ мышления" - указывал, что прежде всего экономическая теория фокусирует внимание на том, как люди делают выбор, предпологая, что делают они его исходя из понимания интересов: «Выбор занимает настолько важное место в экономической теории, что некоторые критики обвиняют ее в том, что даже бедность и безработицу она трактует как результат добровольного выбора людей».

Однако Даниэль Канеман - первый израильтянин, получивший Нобелевскую премию по экономике, - опроверг всеобщность предположения о том, что процесс принятия экономических решений рационален.

Согласно исследованиям Д. Канемана, "Homo economicus" не умеет смотреть дальше собственного носа и ведет себя, точно "ваш собственный туповатый дядюшка из провинции, над которым втихомолку посмеивается вся семья". Как отметил один язвительный эссеист, "присудив Канеману премию, экономисты фактически извинились за то, что последние 300 лет морочили людям голову".

И в описываемой нами игре, вопреки прогнозам экономистов, поведение игроков кардинально изменялось, когда предавалась огласке информация о вкладах всех и каждого, а игроки получали право наказывать других, отбирая у них жетоны.

Как показали более ранние исследования, игроки охотно расставались с одним из своих жетонов для того, чтобы наказать скупых инвесторов или халявщиков, которые наживались на других.

Но в том, как наказывали иждивенцев за то, что те ставили свои личные интересы собственные интересы выше общественных, проявились поразительные различия между нациями.

Халявщики-реваншисты

Разоблаченные халявщики либо принимали наказание как данность, либо пытались бороться с "несправедливостью".

Исследователи обнаружили, что "реванш" – обычное дело именно в обществах, где прогрессивная этика сотрудничества с незнакомыми людьми менее распространена, а закон не имеет должной силы.

В американском Бостоне, австралийском Мельбурне, швейцарских Санкт-Галлене и Цюрихе, германском Бонне и датском Копенгагене проявилось наименьшее число "самоуправств". Наказание несли только "невложившиеся", а халявщики безропотно смирялись с наказанием и, более того, оно шло им впрок: осознав неправоту, наказанные пытались уделять сотрудничеству на благо общества больше внимания, так что со временем доходы от игры увеличивались. Среди этой группы городов оказался и китайский Чэнду, что во многом, возможно, объясняет "китайское экономическое чудо".

В странах, общественный строй которых в большей степени базируется (или в недавнем времени базировался) на авторитаризме наказания принимаются совсем по-иному и позиционируются как несправедливые. Именно отсюда, полагают учёные, у "иждивенцев" появляется желание взять реванш и поквитаться с теми, кто их наказал – пусть даже это были образцовые граждане, которые исправно выплачивали свои взносы.

Наиболее высокий процент "асоциального поведения" показали жители таких городов, как Маскат в Омане, Эр-Рияд в Саудовской Аравии, греческие Афины, турецкий Стамбул и южнокорейский Сеул. Попали в эту компанию также белорусский Минск, украинский Днепропетровск и российская Самара. Понятно, что ни о каком сотрудничестве ради общего блага в дальнейшем здесь говорить там не приходится. Эффект от такого поведения выражался в катастрофическом снижении уровня межличностной кооперации и, как следствие, уменьшении прибылей.

Капитализм – это сотрудничество

Доктор Херрманн поясняет: в обществах, где современная этика сотрудничества с незнакомыми людьми менее известна, а верховенство закона считается слабым, месть распространена больше, и сотрудничество страдает.

По словам Херрманна, поведение людей во время игры занимательно тем, что оно совпадает с данными о нормах общественного сотрудничества и силе верховенства закона, которые получены социологами путем их собственных замеров. Эти нормы касаются общего отношения к закону – например, вопроса о том, считают ли граждане приемлемым уклонение от уплаты налогов или исполнения законов.

В обществах, где такое поведение широко распространено и принцип верховенства закона считается неэффективным – то есть где правонарушения часто остаются безнаказанными – процветает антисоциальное наказание "в отместку".

«В обществах, где дух общественного сотрудничества впитывается с молоком матери и люди доверяют своим правоохранительным институтам, месть обычно не приветствуется, – поясняет ученый. – Но в обществах, где современная этика сотрудничества с незнакомыми людьми, которые никак с тобой не связаны, известна меньше, а верховенство закона слабо, месть практикуется чаще».

Экономисты стремятся постигнуть процесс принятия решений, стоящий за сотрудничеством, поскольку совместный труд ради общего блага играет ключевую роль для прогресса в любом социуме – и не в последнюю очередь для эффективного решения таких крупных проблем, как сдача мусора для переработки и климатические изменения.

Вопрос о том, как заставить людей нести коллективную ответственность за общие проблемы типа климатических изменений, нагляднее всего проиллюстрировал профессор Гарретт Хардин из Калифорнийского университета (Санта-Барбара) в своей основополагающей работе 1968 года "Трагедия общинного пастбища".

Он приводит пример общественного пастбища. Каждый пастух приводит на общинный луг еще одну корову, потом еще одну, и еще одну, так как доходы с каждой дополнительной коровы достаются исключительно пастуху; но издержки от того, что дополнительные коровы съедают траву под корень, падают на всех, и в конце концов луг превратится в пустошь.

«Рационально мыслящий пастух приходит к выводу, что единственный разумный выход для него – это добавить к стаду еще одну корову. Потом еще одну, и еще одну... Но такой вывод делают поголовно все рационально мыслящие пастухи, пользующиеся общинным лугом. В этом и состоит трагедия».

Доктор Херрманн отмечает: «В повседневной жизни часто встречаются ситуации, когда сотрудничество – лучший вариант, но есть стимулы отлынивать, воспользоваться чужим трудом. Это обращение с мусором, дежурство в своем районе в качестве неофициальных сторожей, голосование, забота об окружающей среде в месте, где ты живешь, борьба с климатическими изменениями и т.д. Нам необходимо понять, почему люди ведут себя таким образом, так как в присутствии антисоциального наказания сотрудничество очень сильно подавляется».

Как пишет в сопровождающем статью в Science комментарии профессор экономики американского Института Санта-Фе Герберт Джинтис, результаты указывают на чёткую связь между усилением демократии и рыночной экономики, с одной стороны, влияние которых на материальное благополучие вряд ли кто станет отрицать, и моральными, нравственными качествами населяющих данную страну людей – с другой стороны. Джинтис утверждает: «Антисоциальные наказания были редкими в большинстве демократических социумов, но весьма распространенными во всех остальных.

Если воспользоваться рейтингом уровня стран в области политических прав, гражданских свобод, свободы прессы и коррупции, составленным организацией World Democracy Audit, то страны из числа изученных, занимающие первые шесть строчек в рейтинге, одновременно попали в семерку тех, где антисоциальные наказания наименее развиты. Это были США, Великобритания, Германия, Дания, Австралия и Швейцария».

Джинтис добавляет: «Результаты указывают, что успех демократических рыночных социумов, возможно, решающим образом зависит не только от материальной заинтересованности, но и от нравственных качеств, так что характеристика гражданского общества как сферы "голого своекорыстия" кардинально неверна».

Крах "универсальных" теорий

Да и вообще, как показывает практика, любые попытки политиков и ученых предвосхитить (смоделировать) экономическое поведение людей проваливаются. И не только на микроуровне (каждый отдельный человек отличается от других своими слабостями и странностями, своими непредсказуемыми ошибками и озарениями), но и на макроуровне - в масштабе обществ и государств.

Самым ярким примером бесплодности таких усилий стал крах экономической «теории» Маркса-Энгельса-Ленина, в соответствии с которой «человеку свойственно трудиться» и он якобы будет честно стремиться к созданию материальных благ и без адекватной оплаты своей работы, при коммунистической уравниловке.

Как выясняется, и буржуазная доктрина «свободного рынка» срабатывает не всегда и не везде. Во-первых, как мы видели выше, к эффективному сотрудничеству на капиталистической основе развитию готовы пока (?) не все народы. Во-вторых, в истории любого народа возникают ситуации, когда государственное вмешательство в социальном плане незаменимо (например, прием массовой алии в Израиле).

Да и вообще: с какой стати человек должен следовать даже самому гениальному рецепту очередного маститого экономиста? Не напоминает ли это карикатуру на «женскую логику»: "Мне кажется, что мужчине должно нравиться то-то и то-то. Поступить он, скорее всего, должен так-то и так-то". А когда выясняется, что нравится ему совсем другое и поступает он не так, как предполагалось женщиной, то делается не вывод "Я ошиблась в своих оценках", а - "Он козёл"...

Универсальной формулы поведения человека нет и быть не может. Этим уникальное создание Б-жье отличается от робота - творения рук человеческих. Кстати, даже поломку механизма мы в состоянии предвидеть далеко не всегда - чего уж говорить о собратьях по разуму? Кое-какие социально-географические закономерности возможны, но далеко не абсолютны.

Hakira.info












Вам это будет интересно!

  • ИГРА
  • Государственный капитализм
  • Bed-quiz. Игра закончена.
  • Настоящая мужская игра
  • Чудовищный квиз. Игра закрыта.


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »