Социальные сети

От юбилея отмены крепостного права прошло больше трех недель. Все равно, пусть появится эта заметка. Юбилей стоит того, чтобы ему был посвящен весь 2011год, а не полтора мартовских дня. Не так и много было в русской истории явлений, по серьезности сопоставимой с крепостничеством, так что стыдливо скромничать не следовало бы.

Президент именно поскромничал. Поприсутствовал на конференции, поругал Николая I, похвалил Александра II. И всё.

Кстати, в основном был прав. Только не сделал главного вывода. Или не подумал, или не решился.

                                                           *     *     *

 

Существуют штампы, подобные зимнему снегопаду, летним мухам, etc:  разгребай-отгоняй, все равно придется повторять необходимую очистительную операцию. К примеру, штамп о «тысячелетнем рабстве». Между тем, крепостное право – главный пример  этого самого «тысячелетнего рабства», в более-менее определенном виде появилось лишь в конце 15-го века, в 1497 году. Его первой вехой стало введение Юрьева дня – единственная пора выхода земледельца от помещика. Век спустя, отменили и Юрьев день, но историки спорят, было ли это отмена окончательным закреплением.

Беглых мужиков искали пять, позже – пятнадцать лет, после чего они переходили в свободный статус. И лишь в 1649 году, уложение Алексея Михайловича объявило бессрочный сыск беглецов – крепость захлопнулась.

В любом случае, русскому рабству три века. А то и значительно меньше.  

    

                                                      *     *     *

Но было ли русское крепостное право рабством в антично-плантаторском смысле слова? Вот это, действительно спорный вопрос. С одной стороны мужиков секли, иногда (очень редко) до смерти, продавали без земли, насильно женили. С другой, многое из самых-самых эксцессов крепостничества, происходило относительно короткий период и являлось прямым нарушением закона. Были Салтычиха и генерал Лев Измайлов, но Салтычиха окончила жизнь, по сути, в одиночной камере, а Измайлова лишили права использовать подвластных крестьянок для своего гарема.

С третьей стороны, чтобы в отношения крепостных и барина вмешалось государства, требовался случай Салтычихи, или хотя бы Льва Измайлова. Бессчетные порки по прихоти, зуботычины, свадьбы по барской воле и разные экономические притеснения, вроде несправедливой барщины и оброка, были вне судебной практики. Поэтому, будем называть эти отношения крепостничеством, но не станем критиковать его современников, называвших его рабством. Им виднее.

                                                           *     *     *

Указ (манифест)  о вольности дворянства был опубликован 18 февраля 1762 года императором Петром III.

Логично было бы после этого освободить и мужиков. Их и освободили на следующий день, 19 февраля. Но 99 лет спустя, в 1861 году.

                                                           *     *     *

Что же происходило эти 99 лет и что делали  цари для отмены КП? Петр III был свергнут почти сразу после своего манифеста. Естественные догадки, о том, что кроме указа о дворянской воле был еще и подобный, мужицкий указ, стали легендой пугачевского бунта.

Екатерина бунт подавила и об освобождении мужиков не то, что не задумалась, но даже и усилила крепость. Закабаление украинцев на левобережье, раздача «душ» фаворитам, запрет жаловаться на помещиков под угрозой каторги – едва ли не самые неприятные эпизоды не то, что царствования этой царицы, но и всего русского XVIII века.

Павел I привел мужиков к присяге, а также отменил барщину по воскресеньям (это соблюдалось) и уменьшил до трех дней в неделю (почти не соблюдалось). Почин был хороший, но механизм контроля и репрессивные нормы за невыполнение отсутствовали, так что историки спорят: было ли это приказом или рекомендацией.

Александр Палыч издал указ о «вольных хлебопашцах»: крестьяне освобождались с землей, за выкуп. Помещикам эта система не нравилась, и из всех невольников освобождено было полтора процента. Кроме того Александр I торжественно обещал не раздавать казенных крестьян, как предшественники, зато позже, по финансовым затруднениям, их продавал. В порядке опосредованной критики крепостничества, Александр Палыч ввел военные поселения – учреждение, на фоне которого даже «барство дикое» казалось милым и патриархальным.

Появились при Александре и проекты полного освобождения крестьян. Выглядели они интересно, но у современников не было иллюзий: не этому царю браться за такую работу.

                                                           *     *     *

Утомленный мистикой и истерзанный чувством вины (отцеубийство) Александр умер, уступив престол Николаю. На престоле появился первый по-настоящему сильный и цельный русский царь (не царица) после Петра Великого. И правил почти 30 лет, что для царей, после Петра, тоже было рекордом.

По словам Пушкина, новый царь «Россию вдруг он оживил, войной, надеждами трудами». При этом до 1831 года, войны и труды являлись оплатой долгов брата: декабристы, польское восстание (напомним, в Царстве Польском была своя, почти автономная армия), отложенная война с турками за освобождение греков, бунт в военных поселениях.

Лишь к 1832 году были решены основные проблемы прежнего царствования: тайных обществ нет, поляки покорны, жизнь военных поселян стала сносной. Период антикризисного менеджмента закончился, можно было заняться устройством страны

Так и случилось. Николай Павлович привел в порядок российские законы, устроил приличные шоссейные дороги и две железные, завел некоторое количество народных училищ, сделал много других важных дел, до которых у его брата, отца и даже бабушки не доходили руки.

А вот крепостное право не отменил. Сам сказал так.

"Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его положении у нас есть зло для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к нему теперь было делом еще более гибельным».

                                                           *     *     *

 

Современные апологогеты Николая I любят говорить, что о крепостных он заботился, готовил освобождение, и к началу царствования его сына, в России в крепости были 45% крестьян.

Насчет первого – спору нет, такие феодальные уникумы, как Лев Измайлов, процветавшие при Александре I, в эпоху Николая стали решительно немыслимы. Мучить мужиков можно было по-прежнему, совсем уж замучивать и пускать по миру – нельзя. Государство наконец-то исполнило свой долг: на деле показало, что у помещиков кроме прав есть еще и обязанности. Основу крепостничества это не затронуло.

Крепостных, по разным данным, в начале царствования Николая I было 55-57%. Безусловно, частичное освобождение при нем состоялось. Но если бы он завещал вести его в том же темпе, то полвека спустя, к 1905 году, примерно треть русских была по-прежнему в рабстве. Уже летают первые аэропланы, крутят синематошку, а треть жителей страны можно продать (с землей) и высечь на конюшне или в полицейской части по прихоти хозяина. Поэту-дворянину Блоку пришлось бы выкупать поэта-крестьянина Есенина, чтобы их диспуты о символизме приобрели паритетный статус. 

Планировочная работа шла, комиссия Киселева заседала не зря. Только вот все эти подготовительные труды чем-то напоминали стеснительного садовода, решившего выдернуть разросшуюся крапиву и увлеченного подготовительным процессом. Он и лопату приготовил, и три пары перчаток перемерил, и приглядел помойку, куда выкинуть стебель, и прочел энциклопедическую статью об аллергии.  Но сделать самое важное: схватить и дернуть, решимости нет.

«…зло для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к нему теперь было делом еще более гибельным». 

                                    *  * *

Между тем, это самое «теперь» т.е. 20-30-40-е годы 19-го века были едва ли не самыми революционными в мировой истории. Революция понимается отнюдь не в том смысле, как думал Николай Палыч: баррикады, мятеж в казарме и т.д. Начался самый бурный и радикальный этап промышленной революции, когда ветряно-водяные и мускульные механизмы вытеснил паровой двигатель.

Когда Николай по праву возраста звался Колей, он, вряд ли хоть что-то слышал о паровых машинах. Это ему не в укор; сам Наполеон, в те же годы высмеял модель парового двигателя – ошибка, равная фактическому отказу Гитлера от атомной бомбы.

Когда Коля стал Николаев Павловичем, в Европе уже никто не спорил о паровых игрушках. Страны покрылись сетью железных дорог. Европейцы к ним настолько привыкли, что когда англичане, в Крымскую войну сделали своей базой Балаклаву, то протянули от нее, до осадных позиций чугунку. У России к тому времени была лишь одна серьезная железная дорога -  между двух столиц. Дальше, до Севастополя, пушки везли конной тягой.

Здесь дело не только в государственной непродуманности. Для железнодорожных магистралей нужно много рабочих рук – построить. Нужно делать шпалы. Нужно делать рельсы – не покупать же в Англии, как для первых ЖД. И рабочие руки, и кадры для мастеров, машинистов, кочегаров появились массово лишь после отмены крепостного права.

Хорошие реформы имеют важный признак: польза от них приходит не сразу. Так и в России промышленный бум начался не на следующий день после отмены «крепости», а значительно позже, в 80-е. Если же, крестьяне получили бы свободу, хотя бы в 1851 году, то полноценный, непрерывный Транссиб Россия имела бы уже в конце века. И Япония, учитывая такую магистраль, напасть в 1904 году не решилась бы.

                                                           *     *     *

 

Как говорил Честертон, если сильные и гордые не хотят сражаться, это приходится делать слабым и смиренным. К сожалению, в реальной истории все происходит по более грустной схеме: если сильные не делают то, что могли бы если захотели, то слабым приходится делать это же самое от неизбежности. Именно так случилось с крепостным правом в России: отменять его пришлось слабому Александру II.

 У сильных отцов-царей редко бывают сильные сыновья. А уж такой царь, как Николай, не мог позволить  появиться во дворце «центру самостоятельности». Не то, чтобы Александра Николаевича совсем не «воспитывали в цари», как Федора Иоанновича, или Николая II.  Но современник Бартенев был прав:

«Не мудрено, что первенец Николая Павловича не мог иметь твердого характера. Он (НиколайI) долго носился с мыслью устранить его от престолонаследия..."

Между тем, этому слабому сыну, кроме замороженного вопроса с крепостным правом,  предстоял целый пакет реформ. Требовалась реформа суда – Николай Палыч не спорил, что Ляпкин-Тяпкин вполне жизненный персонаж и в судах надо что-то менять. В салонах славянофилы и западники требовали смягчить цензуру. Нужно было реформировать армию – это сказала Крымская война.

И все эти, малые и большие реформы, произошли одновременно с Великой, крестьянской реформой.

                                                           *     *     *

Если бы сильный, по-настоящему сильный царь Николай I, провел бы эту реформу сам, она, во-первых, прошла бы гораздо легче и уж всяко с меньшей кровью (в прямом смысле слова) чем при Александре. Гоголевский капитан-исправник, который посылал на место гипотетического бунта свой картуз и крестьяне покорно брели на край света – не то, чтобы реальная фигура, но реальный символ. Обычный крестьянский протест николаевской эпохи – не вилы и топоры, а мирный отказ выполнять распоряжение начальства. Его подавляли розгами, обычно с избытком, но все же без боевых патронов, как бывало в 1861 году.

Далее. Если бы крепостную «крапиву» вырвал бы Николай, то эта реформа могла бы быть совсем иной. Может быть, более жесткой к мужикам, по остзейскому варианту – освобождение без земли. А может, наоборот, жестокая к дворянам, милостивая к крестьянству, без обременительных мужицких долгов, как в 1861 году. Дворяне побаивались Николая Павловича побольше, чем мужики – помнили, чем кончилась история с декабристами.

Еще важнее. Гипотетическая Великая реформа Николая I отнюдь не обязана была совпасть с остальным реформационным пакетом его сына. Смягчение цензуры, большая военная реформа, земства и т.д., были не менее важны, чем освобождение крестьян. Но временной разрыв этими событиями был вполне представим. Скажем, освободить мужиков, а публицистам дать свободу лет через десять.

В этом случае, даже если бы Николаевская реформа оказалась бы столь же вредной для крестьян, как и Александровская (мало земли, много обязанностей), она не породила бы ни Чернышевского с Добролюбовым, ни народников, ни «Народную волю». Никому не пришло бы в голову звать Русь к топору – при Николае такие шуточки гасли на стадии замысла. Вместо злых шестидесятнических кружков, реформу слегка поругали бы в либеральных салонов, вот и все.  

Не произошли бы и другие события, «подморозившие» Россию. Поляки вряд ли второй раз восстали бы против Николая, да и у Победоносцева не стало бы повода проявить свою совиную мудрость. Временной разрыв между главной реформой и остальными предотвратил бы общественный раскол 60-х, так и не преодоленный до 1917 года.

Если бы, да кабы…. В действительности, Николай заинтересовался наследством «больного человека»  - Турции, спровоцировал Крымскую войну. К собственному удивлению получил во враги половину Европы, впал в депрессию, фактически заморил себя, принимая смотры в осеннем мундире и умер непобежденным (позорный мир пришлось заключить сыну, который войну не начинал).

Но этот позор разделила и вся России.  В итоге, все последующие реформы получили обидный привкус последствия военного поражения. Понятно, мужики получили бы свободу, и появился бы суд присяжных, даже если бы французы с англичанами не взяли бы Севастополь. Может позже на несколько лет. Опасное промедление, зато не возникло бы еще более опасной взаимосвязи между военным поражением и последующими реформами. А так именно из-за освобождения по итогам Крымской войны и возникла пропасть между русской свободой и русским патриотизмом.

                                                           *     *     *

Государь Александр Николаевич – Александр Освободитель, не заслуживает горячих комплиментов, но тем более и не заслуживает упреков. Сравнивать его с отцом – Николаем I, как это сделал Медведев, не следует. Александр просто не мог управлять Россией, как отец и за реформы взялся не от долгих раздумий, а по неизбежности.

Эта грустная история (грустная, потому, что 1861 год оказался одним из этапов на пути к 1917) подтвердила банальную истину: реформы надо проводить сильному правителю и по осознанности, не по безвыходности. Конечно, трудно погнать себя к стоматологу, если зуб слегка заныл от холодного глотка. Но если садиться в зубоврачебное кресло, когда зуб сгнил, не будет ни боли, ни зуба.

По своим качествам лидера страны, Владимир Путин - едва ли не самый лучший российский правитель лет за сто. Но кроме личных качеств, есть дела. А они – печальные свидетели.

Подобно Николаю I, Путину досталось неприятное наследство прежнего правления. Говорить, что он принял страну в порядке – ложь. Говорить, что без Путина Россия распалась бы через год-другой – тоже ложь. Истина в том, что требовались сделать некоторые неотложные дела, и они были сделаны. Не всякий раз хорошо, но сделаны. Благоприятных факторов было немало: и гиперболический рост нефтяных цен, и общее стремление к порядку, и элементарная здоровая энергия правителя, от которой Россия просто отвыкла.

За несколько лет Путин справился с текучкой. Настало пора тех свершений, которые благодарные потомки изображают на барельефах постаментов. Пока что из таких, безусловных и бесспорных дел – маленькая победоносная война 2008 года, да два подводных газопровода, да Олимпиада и ЧМ по футболу. Впрочем, газопроводы еще не проложены, а олимпиады – не проведены.

Тому, кто будет править после тандема, придется проводить запоздалые и необходимее реформы: что-то делать с коррупцией, воссоздавать нормальный парламент или менять его на какую-то другую форму представительства, модернизировать остальную транспортную инфраструктуру, кроме трубопроводов. Понятно, что происходить это будет в более сложных условиях, чем в середине нулевых. Хорошо бы, чтобы обошлось без войны, вроде Крымской...

Вот такие могли бы быть выводы из уже отпразднованного и забытого юбилея. К сожалению, в Кремле их не сделали.

 


Вам это будет интересно!

  • ‘Дорогами Христианства’- HiStory
  • об Образовании 2010
  • Резервы ЦБ РФ
  • Концептуальная вечеринка «Paradise Party»
  • There’s nothing tou can do in case of death.


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »