Социальные сети

Вот-с... Первая половинка. Остальное выложу как-нить, если поборю лень.

Иншалла.

(Марокканские заметки).

Эта поездка с самого начала намечалась как особенная, новая в своём роде. Мы давно уже думали попробовать обойтись без туристических агентств - организовать свою поездку самостоятельно, но до сих пор традиционное русское качество мешало воплощению в жизнь наших планов. На этот раз мы всё же превозмогли свою лень, проработали несколько десятков сайтов заказа авиабилетов и с десяток сайтов выбора отелей, и выбрали перелёт итальянскими авиалиниями до Касабланки и обратно, и два отеля - Дар Лес Синонес посреди медины в Марракеше, и Клаб Хотэл Вал Д'Анфа, примостившийся на самом берегу Атлантического океана в Касабланке.

На самом деле, выбор авиалинии был весьма нервен и очень не прост. Оказалось, что, в зависимости от дня вылета, стоимость билетов может отличаться в два, три, или даже пять раз... Кроме того, мы выяснили, что перелёт одной и той же авиакомпанией в Касабланку и обратно стоит в два - три раза дешевле, чем перелёт туда в один город, а обратно - из другого... И, наконец, нельзя не сказать о том, что сейчас нет прямых рейсов из России в Марокко, все рейсы - транзитные, через Рим, Париж, или через какие-то другие европейские города, и время ожидания от прилёта в промежуточный аэропорт до вылета может быть от одного часа до суток или даже больше...
Разобравшись во всей этой ерунде, мы и сделали свой выбор в пользу Алиталии... Скажу сразу, что мы об этом не пожалели, хотя никакого особого сервиса, удобств, или чего-то эдакого, непривычного постоянным клиентам российских авиакомпаний, мы не увидели... Но, нашей целью было совершить наименее геморройный и наиболее экономичный перелёт, и мы этого добились.

Вот и пришло время ответить на очевидный вопрос: а какого дьявола нас понесло именно в Марокко? Чем тут лучше, чем в Европе, Азии, или Южной Америке? Почему мы не предпочли Гондурас, Буркина-Фасо, или Шри-Ланку? Честно? Понятия не имею. Просто однажды жена, эдак задумчиво глядя вдаль, сказала вдруг: "А не поехать ли нам в Марокко?" - и всё было решено. Какое-то время я ещё пытался упираться, надеясь образумить супругу, предлагая ей всякие альтернативы, напоминая о том, что Марокко - бедная пустынная страна, производящая на экспорт только толстокожие апельсины и нищих эмигрантов, но всё было без толку, и я вскоре смирился. Вообще, спорить с моей дражайшей супругой - дело совершенно бессмысленное и до крайности глупое, так как кроме упрямства, едва ли не превышающего моё собственное, она наделена ещё и каким-то особым видением окружающей действительности, свойственным творческим натурам, с которым мне, человеку простому и грубому, лучше сразу соглашаться, во избежание непоправимого ущерба для моей психики.

Итак, мы едем в Марокко. Если я правильно понимаю, едем мы затем, что моей супруге приспичило набраться новых колористических идей, а чего - чего, а уж этого-то добра, по слухам, в Марокко выше крыши.

Вот позади перелёт из Москвы в Рим, и ещё один - из Рима в Касабланку, аэропорт имени Мухаммеда пятого, очевидно, какого-то родственника нынешнего короля Марокко, Мухаммеда шестого.

Из Касабланки в Марракеш мы едем в кофейного цвета корейском микроавтобусе, предоставленном отелем. Едем по платной скоростной трассе, и наш водитель, пожилой марокканец в интеллигентских очёчках, пытается развлекать нас рассказом о достопримечательностях Марокко, ухитряясь при этом ехать строго на два километра в час меньше разрешенного лимита. На шоссе лимит - сто километров в час, в городках же, изредка попадающихся по дороге, - сорок. Время от времени водитель указывает на полицейских, застывших с радарами в руках, и я понимающе киваю...

Раз уж я заговорил о марокканских дорогах и водителях, не вижу, отчего бы мне сразу не высказать всё, что у меня накопилось по этой теме... Итак:

В Марокко если и есть какие-то правила дорожного движения, то их совсем немного, и они, за исключением строгого соблюдения скоростных ограничений, не обязательны к выполнению. В некоторых городах вовсе нет светофоров, в Марракеше их всего два или три, а все остальные перекрёстки нерегулируемые - преимущество на них имеет тот, кто едет быстрее, и у кого машина дешевле.

Движение в Марокко, в принципе, правостороннее, и водителям, как правило, почти всегда удаётся ездить именно по правой стороне дороги. Впрочем, если кому-то когда-то для какой-то его надобности приходится ехать по левой стороне, - то ему никто не гудит и не мигает фарами, его просто объезжают, и вообще в отношении его действует всё то же правило: если ты едешь достаточно быстро и твоя машина недостаточно хороша, чтобы беспокоиться о её сохранности, ты пользуешься абсолютным преимуществом, и тебе все уступают дорогу, если, конечно, едущие навстречу тебя заметили и не заняты беседой с другими участниками движения... Да, марокканцы довольно общительны, и часто приходится видеть, как какие-то два мотоциклиста, мотоциклист и машина, или две машины, едут рядом, а их водители оживлённо беседуют. Если выходит так, что собеседники не наговорились, а их дороги расходятся, то они просто останавливаются посреди дороги и продолжают разговор, пока не наговорятся, а все остальные просто объезжают их стороной. Правда, для этого должна остаться свободной хотя-бы одна полоса дороги. Если же беседующие перегораживают дорогу целиком, то все вокруг немедленно начинают жать на клаксоны, и продолжают эту забаву ещё какое-то время после того, как препятствие для движения ликвидировано и все продолжают свой путь.
Вообще, в Марокко самая важная деталь автомобиля - дуделка. Если бы у водителей не было возможности постоянно дудеть, - на дорогах ежедневно гибли бы десятки тысяч пешеходов, велосипедистов, мотоциклистов и пр., так как все движутся одновременно, хаотично и совершенно бесстрашно, не обращая большого внимания ни на что, кроме своей конечной цели.

Если в Марокко вам довелось остановиться на красном сигнале светофора (в Касабланке, например, светофоров имеется довольно большое количество, так что такое вполне возможно), то будьте готовы к тому, что, как только появится зелёный сигнал, улица взорвётся рёвом клаксонов: все водители, кроме тех, что стоят в первом ряду, немедленно нажмут на свои дуделки, напоминая передним, что пора бы уже перестать ковырять в носу, и нажать на газ. Очевидно, таким образом марокканские водители тренируют свою реакцию, без которой выезжать на улицы марокканских городов слишком опасно… Впрочем, и выходить пешком на марокканские улицы, не отработав до автоматизма поведение в потоке машин, мотоциклов и велосипедов тоже не стоит…

Оставим ненадолго проблемы дорожного движения, и обратимся к проносящемуся за окном пейзажу. Главное отличие от современной России, пожалуй, в том, что, практически, все земли по обе стороны дороги здесь используются в сельском хозяйстве. Насколько хватает глаз, тянутся выкошенные луга, пастбища с выгоревшей на солнце травой, плантации кукурузы, бананов и оливковых деревьев, попадаются небольшие огороды, виноградники, гранатовые рощи... Это тем чуднее, что земля тут нашпигована камнями гораздо обильнее, чем кутья изюмом, и иногда непонятно, чего же на поле больше - почвы или булыжников... Кстати, почва тут бывает нескольких цветов - от чёрной, почти как знаменитый орловский чернозём, до красной, едва ли не цвета марокканского знамени.
Где-то участки разделены стенами, сложенными из выбраных из земли камней, где-то - рядами колючей опунции, ростом иногда метров до трёх, а где-то - какими-то травяными холмиками...

Частенько попадаются этакие марокканские хутора - крепости, сложенные из желтых или красных глиняных кирпичей, иногда заброшенные или даже полуразрушенные, а иногда - вполне привлекательные, с пальмами и оливковыми деревьями, поднимающимися над внутренними двориками.

Посреди Марокко находятся Атласские горы. Ну, горы - как горы, ничего особенного, в основном - глиняные и голые, реже - каменные или поросшие лесами и кустарником. Ещё в горах растут молочаи и кактусы.

Итак, проехав едва ли не двести километров по пустыне, которая, строго говоря, не вполне пустыня, мы добрались до Марракеша.

Сказать, что Марракеш - это город контрастов, - всё равно, что описать картину "Последний день Помпеи" как кусок холста столько-то на столько-то сантиметров, неравномерно покрытый масляной краской разных цветов. Марракеш - это сапоги в смятку, это чёрт знает, что такое. В Марракеше тебя бьёт по обонянию невыносимый смрад тухлой рыбы, который тут же сменяется ароматом специй, за которым следует вонь ослиной мочи, после которого ты окунаешься в облако запахов свежеприготовленных деликатесов, но едва у тебя начинает вырабатываться слюна, как тебя захлёстывает запах гниющих отбросов, человеческих экскрементов или гниющей плоти...

В Марракеше ослики и мулы, везущие поклажу, запросто подрезают Мазератти местного миллионера, а Феррари и Ламборгини соседствуют с Рено "4 лошади", Фольксвагеном - "Жуком" (тем ещё, а не современным изыском) и другими раритетами... Правда, старых, не понятно, каким образом сохранившихся машин, в Марракеше в тысячи раз больше, чем Феррари, Мазератти и Ламборгини...

Водитель нашего микроавтобуса припарковался почти вплотную к высокой оранжевой стене, в которой, на первый взгляд, не было заметно ни окон, ни дверей, и помог нам выбраться в образовавшийся промежуток, чтобы не рисковать нашими жизнями: с другой стороны машины, едва не чиркая по ней рулями, неслись мотоциклисты, скутеристы, велосипедисты, оседлавшие допотопные двухколёсные агрегаты с прилаженными движками от паровых пылесосов и швейных машинок, пробегали печальные ослики, нагруженные тюками и влекущие тележки с грузом, проезжали легковые машины непонятных марок, пыхтя и отдуваясь, проходили тепло одетые марокканцы, толкающие перед собой двухколёсные тачки, размером с кузов хорошего самосвала, заполненные разными фруктами, коврами, автомобильными покрышками, каким-то непонятным хламом... Ещё один рабочий день был в разгаре, и местные жители из города и окрестностей спешили на рыночную площадь и к миллионам лавок и лавочек, заполнявшим не только большую часть знаменитой медины Марракеша, но и почти весь город.
Улица встретила нас палящим солнцем и сложной смесью запахов природного происхождения, среди которых выделялись аромат сгоревшей древесины, доносившийся, как мы вскоре узнали, из ближайшего хамама, и вонь от чего-то давно протухшего, доносившаяся, казалось, отовсюду...

Итак, мы выгрузились из нашего микроавтобуса, дали водителю на чай, и обнаружили, что в стене, возле которой мы остановились, всё-таки была дверь. Из двери появился приветливо улыбающийся молодой марокканец в тёмном национальном костюме, и провёл нас внутрь. Следом с нашим багажом вошел водитель, всем своим видом показывая, что теперь он наш друг навеки, не смотря на то, что у нас такие огромные чемоданы...
Наконец, входная дверь захлопнулась, отрезав нас от реального мира со всеми его нерешаемыми проблемами, суетой, шумом, вонью и жарой. Милая девушка Латифа усадила нас за невысокий стол с разложенными фотоальбомами, и попросила подождать. Нам сейчас же подали по стакану сладковатого мятного чаю и пару пирожных домашней выпечки, которые я немедленно съел.

Мы находились как-бы на дне большого прямоугольного колодца, в стенах виднелись какие-то помещения, а в центре росли апельсиновые деревья. Как и полагается на дне колодца, тут был прохладный полумрак.

Не успели мы допить наш чай, а Латифа уже предложила провести нас по нашему риаду. Ах да, я же вовсе ничего не сказал про риады! Исправляюсь: риадами называются дома марокканских богачей, которые строят так, чтобы внутри оказался небольшой замкнутый дворик... Впрочем, не так: размер дворика здесь совершенно не при чём, и зависит исключительно от толщины кошелька владельца. Зависимость тут прямо пропорциональная: чем толще кошелёк, тем больше дворик. Например, в риаде дворца Бахия внутренний дворик такой, что на нём могла бы тренироваться национальная футбольная команда.

К счастью, прежний владелец нашего риада был богат в меру, поэтому внутренний дворик оказался вполне уютным.

Итак, на первом этаже, кроме небольшой комнатки, где нам подали чай, была ещё комната с камином, библиотека, кальянная, кухня и ещё одно помещение неизвестного назначения. Все эти комнаты выходили во внутренний дворик, причём некоторые из них имели здоровенные резные, потемневшие от времени двери, а некоторые отделялись лишь дверным проёмом в форме традиционной марокканской арки.

С первого этажа по узенькой каменной лестнице в толще стены мы попали на второй этаж, на котором находились четыре номера для постояльцев, попасть в которые можно с деревянной галереи, за деревянной же балюстрадой которой зеленели апельсиновые деревья, которые мы уже видели на первом этаже. Кроме номеров на втором этаже находятся ещё две небольшие комнатки с вместительными диванами и низкими столами, где можно посидеть, попить кофе, послушать щебетание птиц...

Ещё одним лестничным пролётом выше расположена внутренняя галерея, используемая в качестве экспозиции небольшого магазинчика марокканских товаров. На самом деле, прямо под этой галереей находится узенькая улочка - отель занимает два риада, расположенные по разные стороны улицы, поэтому, чтобы попасть из одного риада в другой, нужно каждый раз подниматься на три этажа... Неплохая зарядка для тех, кто живёт на первом этаже второго риада...

Ещё пара пролётов, - и мы на крыше. Здесь подают завтрак, поэтому среди многочисленных горшков и кадок с самыми разными растениями, расставлено с полдюжины столиков с плетёными креслами и деревянными зонтиками с выгоревшими на солнце полотняными крышами. Ещё на крыше есть несколько лежаков для любителей пассивного отдыха и крытая беседка, в которой можно укрыться от через чур жаркого солнца или дождя, поиграть в шахматы, сидя на низких диванах... Ещё на крышу выходят трубы всех каминов отеля, от которых приятно попахивает дымком... Что совсем не лишнее, принимая во внимание доносящийся откуда-то смрад...
Покинув залитую африканским солнцем крышу, по узкой и извилистой каменной лестнице спускаемся вниз, минуем массажную комнату, выход на галерею второго этажа, комнату прислуги, и, наконец, попадаем на первый этаж нашего риада, где нам предстоит провести несколько ночей...

Во втором, или, как мы стали его называть, "нашем", риаде, растут высоченные финиковые пальмы, верхушки которых возвышаются над крышей. Ещё тут устроен традиционный марокканский фонтан - большая каменная ваза в форме цветка на тонкой ножке, из которой вниз, в малюсенький бассейн, чуть слышно журча, стекает кристально чистая вода...

Кроме трёх номеров, на первом этаже устроен традиционный восточный хамам.
Вот, наконец, висячий замок на огромной чёрной двери нашего номера открыт, тяжелый латунный засов отперт, и Латифа приглашает нас внутрь...

Сразу за дверью находится довольно большая комната, совмещённая гостиная и спальня. Справа у стены стоит огромная металлическая кровать, слева, рядом с настоящим дровяным камином, дверь в гардеробную, и дальше - в просторную ванную комнату, с металлической марокканской раковиной, встроеной в мраморное подстолье, унитазом и ванной. Стены покрыты отполированной до блеска марокканской штукатуркой фирменного оранжевого цвета, в стенах устроены разные ниши и нишки, в некоторых установлены зеркала, с потолка на цепи свисает марокканский металлический светильник, которому помогает ещё с пол-дюжины современных точечных светильников... Пол покрыт традиционной марокканской глазурованной плиткой.

Мебель во всём номере - старого или состаренного дерева, лишь кровать железная. Собственно, мебели не так много - пара угловатых кресел с подушками, низенький столик, да вместительный сундук. В гардеробной ещё несколько полочек и шкафчиков, в одном из них таится самый современный предмет обстановки: миниатюрный электронный сэйф с кодовым замком. Правда, батареек в нём нет, а без батареек это совершенно никчёмная вещь... Немногим больше толка от кондиционера: его не видно, но он где-то поблизости, и температура в номере ненамного выше, чем в сырой и холодной Москве... Немедленно выключаем его, и больше не включаем. Толщины стен вполне достаточно для поддержания температуры в двадцать - двадцать пять градусов, немного жарковато, зато можно представить себе, как жили здесь до появления кондиционеров и электрических вентиляторов...

Телевизора в номере нет. Собственно, во всём отеле я видел лишь один огромный телевизор, на редкость гармонично вписанный в традиционный интерьер, но за всё время нашего пребывания его так ни разу и не включили - не нашлось желающих хоть ненадолго вернуться в привычный мир с новостями о террористах и финансовых афёрах, с идиотскими фильмами и программами, с прогнозами осенней погоды...

В нашем номере всего одно маленькое окно, зарешеченное и оборудованное почерневшими деревянными ставнями, да и то выходящее во внутренний дворик, а не на улицу. Сначала это может показаться странноватым, но, походив несколько часов по улицам Марракеша, устаёшь от постоянного разноголосого гама, толчеи, жары и вони, и понимаешь мудрость марокканских архитекторов...

Вообще, жизнь внутри риада отличается от жизни за его пределами едва ли не так же кардинально, как жизнь в раю отличается от существования в аду. Рассказывают, что, когда одному из прежних правителей Марокко хотелось отправить к праотцам кого-то из врагов, он сначала посылал своих верных слуг похитить какого-нибудь молодого и сильного жителя Марракеша. Слуги опаивали избранника настоем гашиша и доставляли в бессознательном состоянии в один из специальных риадов, как сказали бы теперь, на конспиративную квартиру... Будущий убийца - асассин приходил в себя и думал, что попал в рай... После какого-то времени, в течении которого несчастный привыкал к райской, извиняюсь, риадской, жизни, его доставляли к правителю, и тот ставил вопрос ребром: хочешь вернуться и продолжать жить в риаде, - беспрекословно подчинись любому приказу. Нет - тебя выведут за ворота дворца, и отпустят на все четыре стороны, и ты вернёшься к своей прежней городской жизни...
И асассины шли и убивали... История умалчивает о том, держал ли правитель своё слово, или вернувшиеся с задания убийцы получали плату той же монетой, но такое объяснение происхождения слова "асассин" нравится мне гораздо больше, чем традицонная версия, предполагающая, что человек в состоянии наркотического опьянения способен к выполнению сложных задач, возможно, на протяжении многих дней...

Итак, мы в Марракеше. Не буду описывать достопримечательности - для этого есть путеводители. Расскажу об ощущениях.

Марракеш - "имперский город". Здесь издавна жили правители Марокко, прямо напротив нашего риада находится дворец Аль Бади, построенный ещё чёрт-те когда каким-то султаном. Даже сейчас, в состоянии далеко не идеальном, дворец представляет собой величественное зрелище, что уж говорить о тех временах, когда стены дворца были облицованы мрамором, в огромных бассейнах плескалась вода, а сады были полны апельсиновых деревьев и финиковых пальм...

Расскажу о том, как мы попали во дворец Аль Бади. На самом деле, мы хотели посмотреть его с самого начала - ещё бы, ведь его стены и башни с огромными гнёздами аистов возвышаются буквально в десяти метрах от двери нашего отеля. Но входа нигде не было видно, и у нас всегда находилось множество других планов... В конце концов, в последний день нашего пребывания в Марракеше мы решили, что если мы хотим посмотреть дворец, то пришло время это сделать. Я раскрыл карту, пытаясь понять, куда нам идти, и ко мне сейчас же подошел марокканец средних лет в какой-то тёмной одежде и спокойно спросил, что мы ищем. Я объяснил ему нашу проблему, марокканец добродушно усмехнулся и сказал:

- О, это же совсем рядом... Выйдите сейчас вот через те ворота, повернёте направо, потом - ещё раз направо, и ещё раз направо, - и немедленно отошел от нас, возможно, чтоб мы не подумали, что ему от нас что-то нужно.

И правда, как просто, - подумали мы, и пошли к воротам...
Повернув два раза направо, мы оказались на дороге, идущей вдоль множества каких-то складов и лавочек. Мы довольно долго шли, и я уже начал подозревать, что мы каким-то образом миновали нужный поворот, не заметив его, но тут после очередной лавочки в стене открылась арка, и мы в неё прошмыгнули.

За аркой начиналась узкая улочка. Знаете ли вы, что такое узкая улочка? Если вы не бывали в Марокко, вы и понятия не имеете, что такое по-настоящему узкая улочка... Помнится, как-то раз, не то в Праге, не то в Барселоне, мне показывали узкую улицу в старом квартале. Узкой считалась улица, на которой могли без особых проблем разъехаться два рыцаря в полном снаряжении, восседавшие на своих упитанных рыцарских конях. Уже улиц в Европе не делали, вероятно потому, что архитекторы не хотели иметь проблем с рыцарями, неспособными разъехаться на их улицах...

В Марракеше никто подобной ерундой не заморачивался. Может быть, потому, что рыцари здесь были посговорчивей, или их вообще сроду не было в здешних краях... Поэтому если на улице могли разъехаться два мальчика на осликах - хорошо, нет - не беда, ну не нервничать же серьёзным людям из-за подобной ерунды...

Представили? Вот на такую улицу мы и свернули.

Шли мы по улице долго. В неё, словно ручейки в реку, вливались другие улицы, и мы исследовали те из них, которые отходили направо, но все они кончались тупиками. Сначала мы верили, что идём в нужном направлении, ведь в Марракеше есть дворцы, расположенные посреди кварталов лачуг, но потом наша вера ослабла, сменившись подозрением, что мы что-то сделали не так, и потом это подозрение всё крепло и крепло, покуда мы скитались по то сужающемуся, то вновь расширяющемуся каменному лабиринту. Наконец, подозрение превратилось в уверенность, когда мы вышли почти в то же самое место, где добрый марокканский самаритянин указал нам путь...

Тогда мы решили сменить тактику. За нами какое-то время назад увязались трое или четверо детей лет пяти - шести, улыбающихся счастливыми улыбками и чирикающих что-то на языке Наполеона и Виктора Гюго. Жена каким-то образом договорилась с одним из детишек, что за вознаграждение в один дирхем он отведёт нас к дворцу Аль Бади. На всякий случай я переспросил:

- Аль Бади пэлэс?

И дитя закивало так ожесточённо, что я забеспокоился, не приведёт ли это к сотрясению мозга:

- Ви, ви, ви, ви!

Ну, не вопрос, "ви" - так ви, и мы вновь погрузились в лабиринт узких улочек, самых разных, и далеко не всегда приятных запахов, окруженные бандой малолетних сусаниных...
Довольно скоро наш провожатый вывел нас на широкую улицу, и, указывая глазами на её противоположную сторону, засмущался в предвкушении гонорара...

Подозревая неладное, я присмотрелся к небольшому зданию на той стороне улицы, и заметил вывеску: Отель "Аль Бади". Кхгм... Я повернулся к мальчику, и, проклиная тот день, когда я предпочёл изучение английского языка французскому, сказал:

- Ай доун'т нид хотел Аль Бади, ай нид эншент пэлэс Аль Бади...

На что вундеркинд снова затряс головой, с реальной угрозой для собственного здоровья:

- Ви, палас Аль Бади, ви, ви, ви!

Делать нечего, парнишка исполнил свою часть сделки, и не его вина, что этот Аль Бади нам совершенно не нужен... Я достал монету в два дирхема, и протянул нашему провожатому... В тот же миг с его лицом произошли удивительные метаморфозы: счастливую улыбку сменила гримаса страдания, приправленная искренним огорчением, словно победительнице конкурса "мисс мира", вместо того, чтобы вручить алмазную диадему, сказали, что на самом деле это был конкурс на замещение вакантной долности уборщицы общественного сортира... С моим абсолютно нулевым знанием французского, совершенно никакой проблемы не составило понять:

- Ну что вы, месье, это же так мало...

Хм... Не могу сказать, чтобы это меня совсем не тронуло, однако мы, русские, всё же не вполне ещё усвоили европейские либеральные взгляды, на носителей которых, несомненно, и был заточен этот нехитрый трюк, поэтому я, не вступая в пререкания по поводу того, что это и так сумма вдвое большая, чем оговоренная сначала, и что это совсем не то место, которое нам было нужно, но и не выворачивая покорно своих карманов, просто вручил мальчику его два дирхема, после чего вся маленькая банда сорвалась с места и исчезла в неизвестном направлении, очевидно, в поисках более щедрых туристов.
Да... До закрытия дворца оставалось уже всего минут сорок, а где его теперь искать, было совершенно непонятно...

Оглядевшись по сторонам, я вдруг понял, что именно имел ввиду "добрый самаритянин", советуя нам поворачивать направо: конечно, нам не стоило погружаться в муравейник домиков и узеньких улочек: нужно было просто идти вперёд по большой улице, и по первой же попавшейся большой улице повернуть направо. Мы так и сделали, и минут через пять уже платили пятьдесят дирхемов за вход во дворец...
Будете в Марракеше - сходите во дворец Аль-Бади, не пожалеете. А ещё сходите в старинное медресе, в музей Марракеша, и в старинную усыпальницу, которая, говорят, чудо как хороша, и находится где-то совсем рядом с медресе и музеем... Наверняка так оно и есть, только мы её не нашли, дважды обойдя весь квартал...

Пожалуй, пришло время для очередного отступления: ведь вы, наверняка, понятия не имеете, что такое медина, а это слово здесь будет попадаться достаточно часто... Так вот, медина - это старый город. Не зная этимологии слова "медина", предположу всё же, что оно как-то связано со словом "середина", и обозначает, таким образом, среднюю часть города. Именно так это было раньше, именно так это есть сейчас... Медина Марракеша ценна тем, что здесь не было ни мощных землетрясений, ни каких-то других жестоких катаклизмов, и поэтому здешняя медина сегодня выглядит почти так же, как сто, и двести, и пятьсот лет назад... Она по-прежнему обнесена высоченными городскими стенами, проникнуть за которые можно лишь через несколько ворот. Правда, теперь на воротах уже нет стражи, и с иноземцев не берут пошлин, но, всё равно, попадая в медину со стороны нового города, сразу же чувствуешь, что попал не то в другое время, не то в совершенно другое место... Поэтому прогулка по медине Марракеша - это, в каком-то смысле, возвращение в прошлое.

Вообще, путешествие по медине Марракеша - это приключение, требующее определённых навыков.

Прежде всего, для такого путешествия потребуется умение ориентироваться в пространстве, так как на картах показана лишь ничтожная часть улочек медины, и ни одна из них не подписана... Впрочем, даже если бы они и были подписаны на картах, толку бы от этого не было ровным счётом никакого, ведь в медине нет ни одной таблички с названием улицы, или номером дома...

Потом, для целенаправленного передвижения по медине требуется изрядная выдержка и настойчивость. Дело в том, что многие жители Марракеша, очевидно, промышляют оказанием агентских услуг, завлекая туповатых туристов в различные лавки и магазинчики, и получая потом с торгашей комиссионные. Поэтому к туристам постоянно подходят местные жители всевозможных возрастов, расцветок и формы одежды, и вступают в разговор. Самый простой вариант, используемый марракешцами - просто заявить в лоб:

- Ты зачем туда идёшь? Там ничего нет. Сюда иди!

Чуть более сложный - пристать с предложениями проводить на самый лучший, самый дешевый, самый не вонючий рынок, чтобы купить пряности, сувениры, или ещё какую-то хрень. Таких случаев я могу припомнить десятка два, но все они похожи один на другой и совершенно не интересны.

Самый же сложный путь используют те, у кого хорошо подвешен язык. Например, в первый же выход в город, метрах в ста от нашего отеля, нас догнал марокканец в джелябе - местной рубахе до пят:

- Привет! Я - Мухаммед из вашего риада, просто я переоделся, и поэтому меня трудно узнать. Как дела? Вам нравится Марракеш? Вы уже были на площади Эль-Фна? Знаете, тут поблизости есть отличный рынок с первоклассными пряностями... Вообще-то мне в другую сторону... Ну да ладно, пойдёмте, идите за мной, я вас отведу...

Когда наш новый сердечный друг понял, что мы не собираемся идти на его рынок, он, не прощаясь, исчез навсегда из нашей жизни. Думаю, излишне говорить, что никакого отношения к нашему отелю он не имел - наверное, просто проходил мимо, увидел, как мы вышли из риада, и решил подзаработать.

В другой раз нас догнал необычайно опрятный мужчина лет шестидесяти, в аккуратных белоснежных одеждах, и вежливо поинтересовался, на каком это языке мы говорим. Я ответил, что по-русски, и мужчина объяснил, что он филолог, и никогда ещё не встречал русских. Мы минут пять беседовали о том - о сём, его английский был совершенно безукоризнен, и мы услышали кое-что новое о Марракеше, а так же в очередной раз узнали, что моя жена очень похожа на марокканку, и, если бы она вздумала пойти в моску, облачившись в национальную одежду, то никому не пришло бы в голову остановить её... Я уже было подумал, что на этот раз обойдётся без коммерции, но наш новый знакомый плавно перевёл разговор на то, какая ужасная вонь стоит на базарах и рынках медины, как плохи иногда оказываются товары и жадны продавцы... Однако, оказывается, теперь есть альтернатива всему этому беспределу: государственные магазины! Как выяснилось, недавно некая француженка купила в какой-то лавке ковёр. На обратном пути в свой отель ей попался государственный магазин, а в магазине - точно такой же ковёр, только в три раза дешевле... Возмущённая женщина попыталась вернуть свои деньги, но продавец в лавчонке ей отказал, тогда она обратилась в полицию - но и там ей не помогли...
После этой истории, понятно, последовало предложение отвести нас в ближайший государственный магазин... Я объяснил милейшему филологу, что прямо сейчас покупки нас совершенно не интересуют, мы просто гуляем по городу, направляясь в один из парков, и он сразу же от нас отстал, вознаградив напоследок карточкой с адресом магазина, которую я сразу же выбросил.

Пожалуй, расскажу ещё об одном типичном случае, прежде чем перейти к следующей теме. Итак: возвращались мы как-то в отель, и метрах в ста от него к нам обратился весёлый торговец пряностями. Внешне его вполне можно было бы принять за турка или выходца с Кавказа: чёрные волосы, кустистые усы, загорелая кожа, европейский костюм... Торговец представился и сообщил, что он очень хорошо знает менеджера нашего отеля, австралийца, что он его давнишний друг, и всё, что готовится в нашем риаде, не обходится без пряностей, поставляемых нашим новым знакомым... После чего, естественно, последовало предложение затариться специями, от которого я как-то отбоярился. Не успели мы войти в отель, как навстречу попался менеджер отеля, который тепло нас поприветствовал, извинившись, что не смог познакомиться с нами раньше... Естественно, я рассказал ему про его лучшего друга, торговца специями, не забыв заодно уж упомянуть и о том, как нам понравилось в Австралии... Мы мило поговорили, а потом австралиец улыбнулся и посоветовал нам впредь с осторожностью относиться к утверждениям местных жителей, многие из которых при каждом удобном случае используют крупицы каким-то образом оказавшейся в их распоряжении подлинной информации, для введения в заблуждение потенциальных покупателей... Да, наш менеджер, действительно, родом из Австралии, и он счастлив, что нам там так понравилось, но у него нет друзей - местных торговцев, и пряности для здешней кухни имеют другое происхождение...















Вам это будет интересно!

  • Путевые заметки.
  • Путевые заметки
  • путёвые болгарские заметки 7
  • путёвые болгарские заметки 4
  • путёвые болгарские заметки 3


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »