Социальные сети

Ура. Свершилось. После обычной незамысловатой гнуси, распространяемой о Дворкине и Совете сектантами, пробудились всякого рода трансцендентные, сакрально-эзотеричные и прочие "тонкочувствующие" критики. Борьба с "сектоведами", посмевшими оседлать государственного конька, переходит в качественно-новую фазу: в фазу интеллигентских ахов-охов, эстетского заламывания рук, апелляций к вершинам духа и океанам чистых энергий, а также к культурологическо-политологическим изыскам, проведениям всемирно-исторических параллелей и т.д.и т.п.  Именно так можно оценить откровение некоего Николая Можегова в "Русском журнале". Не откажу себе в удовольствии воспроизвести эту эпохалку:

Источник: http://www.russ.ru/pole/Ekspertnyj-sovet-pri-Minyuste-kak-pravoslavnyj-Faustmensch
"Русский журнал", 15 апреля 2009 года

Экспертный совет при Минюсте как православный Faustmensch

На улицы европейских городов вышел “кулачный человек” – “фаустменш”. Кулак (по немецки – “фауст”), физическая сила и насилие стали как в средневековье – доблестью. Эпоха фашизма – это эпоха “кулачного человека”, хамства и хулиганства, возведенных на уровень осознанной “этики”, новой “революционной” нравственности, новой “субкультуры”, переходящей в идеологию. Фашистская революция – это реальная этическая революция, революция “фаустовского человека” “тотального кулака”, “этическая революция мускульной силы”, перекрывшая все “классовые” границы (охватившая и рабочий класс, и крестьянство, и ремесло, и студенчество, и солдатство, и офицерство, и интеллигенцию, и простолюдство, и дворянство, и даже частично священство).
Л. Волков, «Долгий век кулачного человека»

* * *

Скандал вокруг нового экспертного совета по религиоведческой экспертизе при Минюсте, разгоревшийся после того, как был обнародован его состав, стал первым крупным скандалом эпохи нового патриаршества. И потому интересен он не только как факт, но и как некий знак, иероглиф, тенденция. Но сначала несколько слов о самом органе и том шоке, который вызвал в российских религиозных кругах его состав.
Экспертный совет при Минюсте был создан в соответствии с Федеральным законом от 23 июля 2008 г., по которому Минюсту России были переданы полномочия по определению порядка проведения государственной религиоведческой экспертизы. Вскоре приказ Минюста РФ утвердил порядок проведения такой экспертизы, значительно расширив при этом полномочия Совета (если раньше Совет проводил экспертизу лишь при регистрации религиозных организаций, то сегодня он имеет право проводить экспертизу по запросу Минюста, фактически, когда и как угодно).
Наконец, стал известен состав Экспертного совета. В него вошли 24 члена. Председателем был избран «сектовед», профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Александр Дворкин. Его заместителями стали директор Правозащитного центра при «Всемирном русском народном соборе» Роман Силантьев и имам Апанаевской мечети в Казани, директор издательского дома "Иман" Валиулла Якупов.
Человек неискушенный в первую очередь отметит строгий державный характер новой структуры в духе православно-мусульманской цивилизации. На самом же деле, под этим старательным выражением «имперского лика» сложилось нечто трудно вообразимое.
Среди 24 «экспертов» нового органа оказался лишь один (!) профессиональный религиовед. Костяк же его составили так называемые антикультисты – специалисты по сектам, журналисты, люди вовсе без ученых степеней. А возглавил совет человек не имеющий даже полноценного, признанного ВАК, образования.
Специальность «сектовед», которой рекомендуется профессор Дворкин, ни в каких государственных образовательных и научных реестрах не встречается (как не имеет государственной аттестации и его профессорство). Еще одна пикантная подробность - занимающий столь серьезный пост человек имеет двойное гражданство (России и США), что противоречит российскому законодательству. Но главное – та репутация, которую избранный глава экспертного совета снискал себе в религиозных и религиоведческих кругах. Александр Дворкин – "печально известный российский специалист и автор множества ксенофобских и агрессивных книг о сектах", неоднократно уличенный во лжи и бесчестных методах, к "трудам" которого не относится серьёзно ни один авторитетный религиовед. – таково «соборное мнение» о председателе Экспертного Совета российских религиоведов. ("Дворкин – общественный активист, радикал даже по меркам Московской патриархии – его даже сами православные сторонятся", – замечает Глава информационно-аналитического Центра "Сова" Александр Верховский).
Не удивительно, что на всех верующих, от вменяемых православных до мусульман (включая даже и невменяемых) состав Совета произвел оглушительное впечатление. И, надо сказать, трудно припомнить реакции религиозных лидеров более непосредственной и яркой, чем та, которая прозвучала в ответ на это событие.
Так руководитель Совета Муфтиев России Равиль Гайнутдин, заявив, что "новообразованный совет не включает в свой состав исламских богословов, ученых, исламоведов и юристов», назвал орган не авторитетным, а его будущие решения не имеющими никакого значения для мусульман, которые «вряд ли будут … руководствоваться его выводами».
Глава российских протестантов, председатель Российского Объединённого Союза Христиан Веры Евангельской Сергей Ряховский объяснил суть произошедшего результатом «идеологической корысти», «духовной коррумпированности» и «отсутствия стыда» и заявил, что после подобной атаки «на свободу совести и религиозные права человека», глава Минюста, как приличный человек, должен подать в отставку.
Член Общественной палаты, телеведущий Максим Шевченко назвал состав экспертного совета плевком "в адрес Администрации президента, мусульманской и всей российской общественности". "Кто (в совете) авторитетен? Дворкин?! Силантьев?! Или бывший зампред духовного центра Татарстана Якупов, предлагавший сжигать исламскую литературу?"
Объединяющая российских религиоведов организация «Российское объединение исследователей религии» призывало тех немногих ученых, которые оказались включены в Совет покинуть его. А реакцию Общественной палаты подытожил директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, обратившийся к министерству юстиции с просьбой пересмотреть решение о избрании Дворкина.

«Будем ждать, возможно, очень неприличных действий»

О том, что можно ждать от деятельности подобного Экспертного совета, рассуждали и участники пресс-конференции с красноречивым названием "Нужен ли России суд инквизиции?", прошедшей 10 апреля по инициативе Института религии и права.
"Александр Дворкин и его компания, вошедшая в Совет – журналист из Ярославля Евгений Мухтаров, "антикультист" из Саратова Александр Кузьмин и священник РПЦ МП Лев Семенов – люди, для которых «практически все неправославные являются "сектантами"», их главная задача – попытаться запретить их деятельность", – высказал свое мнение об экспертах Минюста директор Института религии и права Роман Лункин.
«Я полагаю, что мы будем ждать, возможно, очень неприличных действий», – заметил в свою очередь епископ Сергей Ряховский.
Александр Верховский высказал опасение, что экспертиза подобного совета будет использоваться для запрета любых материалов и самих религиозных организаций как экстремистских, так и всех прочих: и Дворкин и Силантьев быстро научатся называть экстремистами тех, кого они сегодня называют "сектантами" и "ваххабитами. Органы же прокуратуры и суды просто перепишут свои решения с экспертных заключений Совета.
А по мнению профессора РГГУ, главного редактора журнала "Религия и право" Анатолия Пчелинцева, сеть "антисектантских" центров Дворкина сама по себе представляет собой настоящую псевдоправославную сектантскую организацию. Так судом г. Хабаровска признана экстремистской одна из листовок, соавтором которой является "сектовед" Кузьмин. Также и другой член Совета, журналист Евгений Мухтаров, привлекался к административной ответственности за незаконную деятельность.
(Одно из изданий, комментирующее состав нового совета, вспоминает слова Романа Силантьева, заявившего как-то: "Пора уже понять, что слезинка сектантов вряд ли важнее приоритетов национальной безопасности и что сейчас уже стоит вопрос о введении в школах не только "Основ православной культуры", но и начальной военной подготовки").
Лично же мне вспоминается прошлогодний скандал с сидельцами из «пензинской пещеры». Все первые дни скандала «профессор» Дворкин не уставал говорить, что речь идет о «псевдоправославной тоталитарной секте», именно это за ним послушно повторили и все СМИ. Более-менее серьезные и правдивые статьи о «сидельцах» стали появляться лишь месяц спустя. Причем со стороны РПЦ назвать вещи своими именами хватило духа лишь у Андрея Кураева (и то, лишь благодаря его давней тяжбе с фундаментализмом) и у Пензенского архиепископа Филарета, на четвертой неделе скандала признавшего все же «сидельцев» «православными людьми» и «частицей Церкви Божией».
Но если нынешнему руководителю Экспертного совета оказалось так легко предать своих братьев по вере, что же говорить о чужих? И можно ли сомневаться в правоте критиков Дворкина и его совета, говорящих, что главным методом «экспертизы» станут бесконечные инсинуации и беззастенчивая, напористая ложь.
О тенденциях деятельности нового органа можно судить уже по его первым шагам. Первой жертвой Экспертного совета при Минюсте, оказалось, как ни странно Российское библейское общество, в отношении которого, по словам Сергея Ряховского происходит «откровенная попытка рейдерского захвата». Первое «дело» Совета не только тенденциозно, но и символично, если вспомнить судьбу его предшественника Х1Х века. «Антибиблейское восстание», предпринятое тогда «православными» изуверами, на многие десятилетия похоронило дело жизни митр. Филарета (Дроздова) по изданию Библии на русском языке. В результате русское образованное общество, только-только пробудившееся к мысли, оказалось лишено настоящего духовного просвещения, а «свято место» вскоре заняла марксистская литература.
Подобного результата можно, наверное, ожидать и от деятельности нынешнего Экспертного совета, анализируя функции которого Анатолий Пчелинцев отмечает его откровенно антиконституционный характер: "Приказ Минюста незаконно расширяет полномочия нового экспертного органа, что является нарушением федерального закона "О свободе совести и религиозных организациях", он подменяет собой закон, перечеркивает Конституцию". Роман Лункин, в свою очередь, приходит к выводу, что Совет «обладает в настоящее время функциями, которые сравнимы только с функциями Совета по делам религии в Советское время», а его главной задачей станет отныне фактический контроль религиозных организаций. Профессор же Российской академии государственной службы при президенте РФ Ремир Лопаткин считает, что "сектоведческий" орган будет обладать полномочиями даже большими, чем Совет по делам религий в советское время.

Ответ Чемберлену

Возмущенные «бесчинством» нового органа не только давали оценки и расставляли акценты, но и уже озвучили комплекс ответных мер.
Так пригрозивший игнорировать решения Экспертного совета при Минюсте Равиль Гайнутдин пообещал принять «все необходимые меры», чтобы в стране заработал настоящий Экспертный совет. Есть информация, что он уже обговаривал в администрации президента вопрос о создании федерального экспертного совета, альтернативного минюстовскому.
Совет глав протестантских Церквей России обещал на днях обсудить ситуацию вокруг "сектоведческого" Совета.
Взять деятельность нового органа при Минюсте под свой контроль пообещала и Общественная палата.
А Роман Лункин заявил о том, что еще в феврале этого года был создан независимый Совет по проведению экспертизы, связанной с реализацией принципа свободы совести (религиоведческой, лингвистической, психологической и комплексной). Инициаторами создания Совета стали Институт религии и права, Институт религии и политики и кафедра государственно-конфессиональных отношений Российской академии государственной службы при президенте РФ. В Совет вошли ученые-религиоведы, психологи и лингвисты, признанные в научном мире и имеющие авторитет среди религиозных объединений. Совет был создан для того, чтобы у религиозных организаций была альтернатива и возможность получить независимое заключение экспертов по тому или иному делу. В связи с созданием Совета при Минюсте РФ и особенно учитывая его состав, значение Совета при Институте религии и права, естественно, возрастает.

Призрак фаустменша

Но естественно задать себе и более общие, отвлеченные вопросы. Например, как такое вообще стало возможным?
Ответить на этот вопрос кажется не очень сложным. Во-первых, во всем этом деле я бы не стал искать чрезмерную злонамеренность. Гораздо больше здесь, как видится, глупости и традиционного жлобства. В рамках идущего широким фронтом процесса воцерковления «партии и правительства» историю с Экспертным советом можно расценить, скорее, как эксцесс радикально-неофитского сознания власти.
С одной стороны, большую роль здесь играет неофитская православнутость высшей бюрократии, активно сегодня охмуряемой и совершенно сбитой с толку «православными миссионерами». (Ситуация очень похожа ну ту, что творилась в 90-е, когда во власть ринулись жадные и голодные комсомольцы-либералы).
С другой стороны нужно иметь в виду нашу традиционную местечковость и семейственность. Каждый русский министр (как, впрочем, и епископ) воспринимает свою «поляну» как безраздельную вотчину. И министр юстиции Александр Коновалов, выпускник Свято-Тихоновского православного университета, ученик Александра Дворкина (и как уверяют, тайный монах) – конечно, не исключение.
В третьих, надо разуметь нахрапистый и совершенно безответственный характер нашей «православной дружины», подхватывающей все, что плохо лежит и заполняющей все пустоты. Вкупе с откровенно дуалистически-плоским сознанием нашего «консерватизма» и природной тупостью профессиональных «патриотов», вооруженных «теорией заговора» и искренне почитающих себя высшими людьми, смесь получается действительно гремучей. «Патриотам» хорошо известно, что во всем виноваты «проклятые либералы» и их приспешники – Запад, жиды, разные сектанты и общественные организации. Дурная голова не дает рукам покоя, а как результат - бесконечные попытки расколоть общество.
Похожая ситуация складывается сегодня с пресловутыми «нравственными советами» на ТВ, задуманными как «патриотическая» альтернатива «либеральной» Общественной палате. (Забавно, что в Экспертный совет при Минюсте вошел и А. Щипков, главред портала «Религия и СМИ» и ведущий гуру «нравственных советов»).
Итак, первый и очевидный результат деятельности подобного «совета» – раскол. Но вряд ли дело ограничится только расколом общества. Тучи голодных и жадных до властного пирога «православных» авантюристов, заполонивших (особенно в последние месяцы) властные коридоры, все больше раздражают «старую гвардию». «Путинцев» раздражает не только жадность и идиотизм «молодой гвардии» (креатур партии Медведева-Кирилла), но и их (подобное либеральной комсе 90-х) сознание разрушителей. При этом нужно учитывать, что желающих вбить клин между «дуумвиратом царей» сегодня все больше. Получается, что вся эта ядовитая туча псевдоцерковной саранчи, на которую в потемнении рассудка пытается сегодня опереться власть, работает на раскол вертикали (в чем ей помогают и ее традиционные бюрократические качества: жадность, ложь, двоедушие, тщеславие, гордыня, безверие).
В середине 90-х Солженицын с сожалением отмечая крайне низкий культурный и нравственный уровень нашего духовенства, сетовал, что в ближайшие десятилетия вернуть авторитет церковной власти не представляется возможным. В оценке наших церковников пророк не ошибся, но не мог он, конечно, предугадать причудливых кульбитов власти, вдруг нежно возлюбившей церковную бюрократию. За последнее десятилетие авторитет церковной власти упал ниже плинтуса. Туда же катится и остатки ее культуры и нравственности. Но при этом в той же пропорции растут амбиции, вожделения и, главное, возможности. Все это при полной безответственности и безнаказанности порождает головокружение от успехов и чувство пьянящей эйфории.
Неудивительно, что главное, что привносит сегодня такое псевдоправославие в общество – культ торжествующего Хама. В свое время точно также с культом «кулачного человека» (Faustmensch) входил в Европу фашизм (а волна народного хулиганства предваряла явление русского большевизма). Фаустменш – есть легитимация этики хамства. Нечто подобное мы наблюдаем и сегодня в явлении нашей «православной дружины», одержимой тем же духом и действующей теми же методами.
Да, можно и нужно искать разумный общественный компромисс, учится «милости к падшим», прощению врагов, миру и согласию – так учит христианство, к этому, в конце концов, обязывает русская «всечеловечность», освященная именами Рублева, Пушкина, Достоевского. Но зачем все это, если можно взять силой и нахрапом? Зачем какая-то там «этика» и «культура», если к твоим услугам вся мощь государства? Вот так под песни о «нравственных советах» и выходит на русское поле экспериментов очередной «призрак коммунизма». Сегодня – в «православных» одеждах. Ну а во что он воплощается в итоге – хорошо известно.

Владимир Можегов

Оставил в комментариях "Русского журнала" к данной публикации следующий  отзыв:

Мне, как члену того самого Совета, хотелось бы предостеречь уважаемых читателей от излишнего доверия к автору материала, который, в свою очередь, питает явно избыточное доверие к информации господина Лункина. В частности, никаких заявлений а ля "сюда я больше не ходок" уважаемый религиовед, профессор Игорь Яблоков не делал. По-крайней мере, на заседании Совета. Напротив, Игорь Николаевич был, как мне показалось, весьма доволен и составом, и ходом самого заседания, и поднятыми на нем вопросами. Когда дошло дело до выборов председателя - он проголосовал за кандидатуру Александра Леонидовича Дворкина. Так что, думается, утверждения Лункина о том, будто Яблоков высказал о Совете резко негативную позицию - это заурядная ложь, запущенная с целью спровоцировать первый конфликт внутри данной организации и посеять взаимное недоверие ее участников друг к другу.
Столь же бредовыми являются посылы, будто в составе Совета – всего «один профессиональный религиовед», и в нем вообще «немного ученых». Любой желающий может без труда убедиться в этом, сравнив списки членов прежнего и нынешнего составов Совета. Если в прежнем было 15 участников с научными степенями,  то в нынешнем их - уже 17. Более того: семеро членов нынешнего Совета (то есть почти 30 процентов от его численности) входили в Совет прежний.
Наконец, я с большим интересом прочел у господина Лункина – а затем у господина Мозжегова, охотно повторившего лункинский бред – что наряду с Александром Дворкиным и Александром Кузьминым, оказывается, являюсь человеком, для которого «практически все неправославные являются «сектантами», а моя главная задача заключается в том, чтобы «попытаться запретить их деятельность». Честно сказать, очень жду первого судебного заседания (а прощать такие смелые утверждения, разумеется, нельзя), чтобы посмотреть, как Лункин, из-за любви к инвалютным гонорарам и юного возраста именуемый в наших кругах «долларовым пупсиком», будет доказывать Фемиде мою нелюбовь «практически ко всем неправославным», которых я, оказывается, оптом записываю в сектанты. О, это будет интересное зрелище. Интересное и поучительное для тех, кто не следит за словами и подменяет оценочные суждения голословными утверждениями…
В общем и целом можно сказать одно. Самый истошный  визг по поводу нового состава Совета издают сегодня либо те, кто входил в состав Совета прежнего и не был переназначен на новый срок работы (Пчелинцев, Одинцов, Себенцов), либо те, кто с какой-то стати решил, что его в нынешний состав непременно пригласят – и просчитался. То есть причины нынешней истерики, вообщем-то, весьма земные и проистекающие из обычной обиды на «несправедливый» Минюст, который в упор не разглядел кучу гениев, «настоящих религиоведов», крупных «знатоков государственно-конфессиональных отношений»  и других «достойных людей». Как следствие, эти самолюбцы опрокидывают  на вошедших в нынешний состав Совета целые ушаты дерьма. Особенно мерзко, когда тот же Пчелинцев, сам еще недавно сидевший в данном органе, пачкает грязью не только ненавистных «дворкинцев», но и весь Совет в целом – то есть и тех семерых коллег, которые работали раньше бок о бок с Анатолием Васильевичем, но, в отличие от него, были переназначены на новый срок. Нормально ли это, этично ли это – решайте сами. Впрочем, куда уж мне, «фаустменшу», вам об этике говорить? Мы же, по версии господина Мозжегова, люди простые. Всего лишь грубое быдло – этакие серые штурмовички, марширующие по Унтер-дер-Линден-штрассе прямиком в Хрустальную Ночь. Пока вроде как с хоругвями – но оглянуться не успеешь, как на тех же древках окажутся штандарты СС. Да, господин Мозжегов? Даже удивительно, почему Вы не провели тонкой трансцендентальной связи между байками о том, что Совет будет литировать религиозные произведения, и известным сожжением книг в Берлине. А, впрочем, с такими темпами «обличений» всё еще впереди…








































Вам это будет интересно!

  • продолжение марлезонского балета…
  • ПРодолжение №2
  • БА продолжение 4
  • Dogville - продолжение
  • Продолжение или конец?


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »