Социальные сети

Детлар Нойман был смущен. Его чашка кофе все так же стояла на столе. И в чашке по-прежнему был кофе. В этом Нойман был уверен. Он проверял. Он лично взял чашку своими мясистыми короткими пальцами и подержал ее на вытянутой руке несколько минут. Чашка была чашкой. Но Детлару было мало подобной проверки, и он сжал чашку руками. Чашка была теплой и гладкой. Такой же, какой была все два года, с тех самых пор, как он приобрел ее на ярмарке в Ганновере. На ней все так же была изображена красивая девушка, словно выплывающая из тумана. Взгляд ее был устремлен в окно, где легкое весеннее солнце играло на воде.  Тогда,  год назад, он просто влюбился в эту девушку. Хозяин, который продал ему чашку, был немолодой, с  нервным тиком и безобразным родимым пятном на лице. Он все время оглядывался по сторонам и отрывисто дышал, то ли от астмы, то ли от страха.

- Удачи вам! – хозяин с силой пожал Нойману руку и похлопал его по плечу.

- Чудак какой-то! – Нойман оттер мокрую после пожатия руку о пальто и еще раз посмотрел назад. Хозяин магазина, прислонив к стеклу лицо, кого-то высматривал в толпе. – Странный. – Детлар проверил, хорошо ли чашка упакована, и, уже не оборачиваясь, направился к гостинице.

      С тех пор  ежедневно он становился свидетелем одного таинства; каждое утро кусочек весеннего солнца проникал в его дом, каждое утро девушка задумчиво смотрела в окно, каждое утро Нойман ощущал свежий запах травы и ее волос, каждое утро, кроме этого. Сегодня чашка была чашкой,  и в то же время ей не являлась.

Нойман поднес чашку к губам и аккуратно окунул в жидкость кончик языка. Кофе. Без сомнения, это был кофе. Его горький, чуть шоколадный вкус Детлар мог узнать из тысячи.

Это был «El Salvador Chalatenango» - лучший в мире кофе, по мнению Детлара. Он заказывал его у одной знакомой, которая владела небольшой кофейней в Мюнхене. Этот сорт он не поменял бы ни на один другой в мире. Только он обладал сладким, цветочным ароматом, который так гармонировал с тонкими чертами девушки на чашке. Нойман хотел, чтобы весна и девушка пахли цветами и миндалем, и кто мог ему это запретить?

Он поставил чашку на стол. И еще раз посмотрел на нее. Свет абажура мягко таял в черном кофе. Девушка смотрела в окно, в окне было видно озеро, на озере играли блики. Нойман смотрел на чашку, чашка стояла на столе, абажур светил, а  кофе оставался кофе.

«Что же это было? Помутнение разума? Я ведь отчетливо помню, как кофе начал выползать из чашки и хвататься чем-то похожим на палец за мою губу. Я помню, как палец выгнулся, подтягиваясь, как за ним появился второй, третий, а затем вся ладонь, как кофе схватил мое лицо, и я в ужасе поставил чашку на стол. Поставил. Другой бы кинул ее что есть мочи об стену или пол. А я поставил. Не мог же я разбить такую дорогую мне вещь, – рассуждал про себя Нойман. – Конечно, не мог. И люди, которые в страхе и злости бросают вещи – просто не воспитаны». – Он перевел взгляд на часы: было уже без пятнадцати шесть, а значит, ему некогда было предаваться мучительным размышлениям, нужно помыть чашку, надеть кроссовки и идти на работу. Иначе Гедеон начнет без него и опять все перепутает.

Детлар хотел и не мог прикоснуться к чашке. «Это всего лишь чашка!  - уверял он себя. – Не будь неврастеником. Ты просто задремал, вот тебе и приснилось».

Но сколько бы он ни уговаривал себя, сколько бы ни приводил доводы, Детлар никак не мог заставить Детлара взять чашку. Тогда он рассердился на себя, быстрым  движением схватил чашку и поставил ее в раковину.

«Молодец, ты сделал хотя бы это», - он усмехнулся и, еще раз внимательно осмотрев чашку и убедившись, что чашка осталась чашкой, а кофе похож на кофе, повернулся к раковине спиной, выключил свет, прошел в прихожую, надел кроссовки, проверил наличие ключей, бумажника и телефона, и, стараясь не шуметь, дабы не разбудить Селену и детей, вышел.

Его путь лежал в центр города, в мясную лавку, владельцем которой и являлся Нойман. Эта лавка передавалась от отца к сыну на протяжении долгих 8 веков. Когда-то не было ни Ноймана, ни этого домика в три этажа, ни фермы, где после смерти отца главным стал  его старый друг и компаньон Георг, ни маленьких домиков вдоль реки Фильс, в одном из которых жил теперь Нойман. А когда-то много веков назад не было и Амберга с его лесами, полями и остроконечными крышами. А если смотреть еще дальше, то вместо прочно вбитых мостовых здесь росла трава, и неведомые твари вот так же куда-то спешили. Нойман даже позволил себе мысль, что они спешили в мясную лавку.

- Доброе утро!  - крикнул Детлар в темноту.  Темнота ответила ему молчанием.  Он закрыл дверь на щеколду, включил свет, и осмотрелся.

В маленькой комнатке было по-утреннему прохладно. Здесь принимались многочисленные гости. Это первое, что они видели: белые стены, деревянные перекрытия, пол, узорчатая лестница, ведущая на второй этаж, старый, оставшийся от деда стол, шесть стульев,  большой шкаф, где лежала посуда и прочие необходимые мелочи: чай, салфетки, скатерти, щетки, зеркальце, банка растворимого кофе, пакет печенья, чья-то помада, флакончик старых духов, детские игрушки и огромная, пожелтевшая от времени книга «Жалоб и предложений». За все существование лавки книгу потребовали дважды: впервые - когда некая фрау Штерн сломала себе зуб о косточку в сосиске; вторая запись была подписана безликим «Аноним» и гласила, что такого-то, такого-то числа в мясной лавке «Кох и братья» мясо было отвратительным.  

Вся комната создавала ощущение чего-то крепко сбитого, единого: стул цеплялся ножкой за стол, стол задевал окно, окно падало светлым пятном на пол, пятно ползло к шкафу, шкаф подпирал лестницу, лестница резными зубцами хватал потолок, потолок нависал над лампой, лампа разлеталась светом по комнате и собирала вместе разбросанные темнотой вещи -  и стул снова цеплялся ножкой за стол, а стол пытался вылезти в окно. Эта комната была излюбленным местом посиделок. Сколько пива было пролито на пол, сколько рук помнит стол…

Но здесь Детлар принимал только друзей. Гости, которые считались  важными, поднимались по винтовой, узкой, в полметра лестнице, на второй этаж в кабинет Ноймана. Там велись переговоры, там покупались рецепты и продавались вкусы, там сидели чиновники и актеры, туристы и любопытные конкуренты, в том же кресле сидел маленький Норберт, сын Детлара. Он сидел, поджав ноги к груди, приоткрыв рот, и с усидчивостью, несвойственной ребенку его возраста (ему было всего 4 года) наблюдал, как папа перекладывает бумажки из стопки в стопку, чертит в них что-то острым карандашом, а иногда ударит ладонью по «печати». Печать издаст короткий свист, хлопнет, проскрипит, оставит чернильный кружок на белом, и папа уберет ее в стол, закроет на ключ и снова начнет перебирать бумаги, чертить карандашом.

- Вы уже пришли? Простите, я не слышал, – это Гедеон, начальник производства. Раньше весь процесс приготовления колбас был распределен между членами семьи, но пришли новые времена, новые нравы. И Нойман был вынужден нанять большое число рук в помощь, что бы бумажная топь не поглотила его.  Колбасник он был только условно. Конечно, он знал, как заколоть свинью, посолить мясо, в каких пропорциях положить телятину и свинину, сколько должна быть сосиска в толщину, сколько в длину, какие специи необходимы, – все это он изучил, когда еще был жив отец.

Отец будил его в 4 часа утра, и они отправлялись на велосипедах за город, на ферму. Отец сажал маленького Димо (1) на высокий стул, напротив огромного деревянного стола,  который был так хорошо выструган, что можно было увидеть собственное отражение на потемневшей от крови и времени поверхности. Отец работал большим тесаком, на нем были надеты высокие резиновые сапоги и кожаный фартук. Лицо его во время работы было ясным и спокойным. Отец отдыхал на работе. Как часто во время перерыва, доедая суп из ревеня, он весело подмигивал Димо и говорил:

- Ешь! Тебе нужно вырасти сильным и здоровым, как твой отец!  - глаза его пристально изучали ребенка,  Димо иногда казалось, что отец поставит его на ноги и начнет крутить, рассматривая со всех сторон. Но отец еще раз подмигивал и надолго замолкал, взгляд его становился рассеянным. Он смотрел куда-то вдаль и там, наверное, видел, как его сын первый раз режет свинью.

Отец умер три года назад. Перед смертью он был очень возбужден, все время звал к себе Ноймана и крестил. Когда отец позвал его в последний раз, он был так слаб, что не смог даже приподнять руку,  она лежала тряпичной куклой на одеяле. Отец произнес дрожащим шепотом: «Вода, Димо, вода». Нойман думал, что отец хочет воды, и потянулся за графином.

- Нет, – отец улыбнулся, уголки губ взлетели вверх и тут же  вниз - скривились от боли. Но, превозмогая слабость и боль, он шептал: Вода, Димо, вода… береги себя …Вода, Димо…

- Простите, вы слышите меня? – Гедеон с беспокойством смотрел на Детлара.

- Да, прости, я задумался. 

«Это все утренний кофе. Я стал каким-то рассеянным. Нужно пораньше сегодня лечь спать».

- Гедеон, уже привезли свежее?

- Да, господин  Нойман, желаете посмотреть?

- Конечно, а то ты опять недоглядишь и примешь брак, или того хуже, испорченное. Хорошо, что я спустился вчера посмотреть, иначе бы у нас были неприятности. Нас бы закрыли еще чего доброго. Если Эдвин - мой друг, это не значит, что он  будет закрывать глаза на происходящее.

- Простите, я виноват. – Гедеон занервничал, и,  желая сменить тему, спросил, как господин Нойман спал. -  Ведь сегодня полнолуние, а многие очень мучаются от этого.

- Нет, я спал хорошо.

 «Наверное, это полнолуние, он прав», - от этой мысли ему стало легче, и он, уже ни на что не отвлекаясь, окунулся в работу.

 

Вечером он закончил пораньше. Ему нужно было встретиться со своим другом Рутом. Тот недавно приехал из Франции, где заключал договор на поставку дорого женского белья. Рут держал несколько магазинов, разбросанных по всей Баварии. В отличие от Детлара, его бизнес не был семейным. Рут не пожелал торговать туфлями, как его отец и брат, а вложил деньги, как он выражался, в будущее.

- Ну и кто, скажи мне, через двадцать лет зашел бы  ко мне в магазин, торгуй я обувью? Возможно, через двадцать лет, придумают что-то такое, что заменит обувь. А что заменит красивое женское белье???

Ответа на этот вопрос не было. 

Рут не был женат, не имел детей и был красив. Именно эти три качества сводили женщин с ума. Всех без исключения. А когда они узнавали, что он еще и богат, начинали глупо хихикать и покупать белье исключительно в его магазинах.

- Старик, я не могу принадлежать одной женщине, – возражал он, когда кто-нибудь из друзей пытался его женить. -  Если я женюсь – мой бизнес прогорит! А я предпочитаю быть богатым и независимым. Это лучше, чем жить на двух квадратных метрах с любимой и выслушивать каждый раз, когда она отбирает последние копейки, какая она дура, что вышла замуж за такого лентяя и бедняка.

Когда-то  Рут был влюблен, и очень сильно, в женщину чуть старше его. Но она не носила красивого нижнего белья и была замужем. Что именно повлияло на их разрыв – остается загадкой. Но с тех пор Рут и слышать не хотел о серьезных отношениях.

- Здравствуй, здравствуй! – он хлопнул Ноймана по плечу и придвинул к нему кружку пива. Нойман попытался отказаться:

- Я хотел бы сегодня пораньше лечь.

- Что с тобой? Ты месяц меня не видел. Меня, своего лучшего друга, а говоришь так, будто барышня на первом свидании? Ты еще скажи, что забежал только на полчасика! – Нойман видел, что дело идет к  ссоре, и подумал, «не такая уж серьезная, в сущности,  вещь – сон», и заказал еще два пива, превратив все в шутку.

- Как Франция? – к пиву они взяли кровяной колбаски и несколько соленых орешков для Рута. За годы, проведенные вне дома, он начал отвыкать от жирной пищи родной Баварии.

- Как Франция. Честно, мне там не нравится.  Вот возьмем Париж. Красивый, по-твоему, город?

- Да. А, по-твоему, нет?

- А, по-моему, грязный. – Он посмотрел кружку на свет,  - вот, как эта кружка. Ее приятно держать в руках, она хорошо сработана, и что может быть лучше, когда кружка наполнена до краев отменным пивом?

- Когда ты пьешь ее с другом? – догадался Детлар.

- Вот именно! Много ли ты выпьешь один? Да и доставит ли тебе пиво удовольствие? С Францией то же самое: когда ты с кем-то, эта страна  прекрасна.  – Нойман подумал, что Рут говорит так, потому что с единственной женщиной, которую он по-настоящему любил, он познакомился во Франции и там же с ней расстался.

- Любая страна прекрасна, когда ты с кем–то, – Детлар подумал о своей жене. Да, с ней он бы мог быть счастлив везде. Они являли собой редкий случай семейного счастья.

- Ты сегодня как-то бледен. Ты не здоров?

- Да, утром задремал за кофе, и какая-то ерунда приснилась. – Ему не хотелось говорить об этом, но Рут был то ли очень взволнован, то ли очень пьян, он замучил вопросами, и Нойман все рассказал ему.

- Знаешь, что я тебе скажу. Мы пойдем с тобой в четверг на рыбалку. Завтра я не могу, дела. А в четверг я свободен.

-  Но…

- Ничего, возьмешь выходной. Я слышал, начальник у тебя человек добрый, он поймет! – Рут громко и пьяно рассмеялся.

Они договорились, что Нойман заедет за ним в четверг в пять утра.

 

В четверг машина Ноймана остановилась в пригороде Амберга возле небольшого домика, укутанного разросшимся до неприличия садом. Это и был дом Рута. Его брат перебрался в Мюнхен, сестра вышла замуж за чеха и уехала из страны.  Родители собирались продать дом, потому что после  свадьбы сестры жили в старой части города и дом пустовал. Но Рут не позволил продать его и все свободное от разъездов время жил там. Нойман помнил, как детьми они рвали маленькие кислые зеленные яблоки, которые казались им тогда слаще сахара. Они набивали яблоками карманы и мчались на велосипедах вдоль реки, далеко-далеко, к маленькому закрытому со всех сторон ивами пляжу. Там они делились секретами, купались и строили планы на будущее. Он вспомнил, как однажды они приехали на свое место, а там сквозь густую по-весеннему сочную траву пробивается яблоневый побег. Они стали ухаживать за побегом, и побег превратился в дерево.

А  Рут и Детлар превратились из детей во взрослых скучных мужчин, и за деревом стало некому ухаживать.

«Интересно, оно еще там? Или вода подмыла почву, и яблоня сгнила в воде?» - думал Нойман, рассматривая толстые, изуродованные старостью яблони в саду Рута.

«Почему же он не выходит? Проспал? Забыл?» - он начинал злиться на Рута, из-за которого был вынужден встать в такую рань и пропустить работу. А ведь там без него могло все полететь к чертям. Он постучал в дверь: никто не ответил. Дом оставался домом. И ни один звук не проникал наружу. Нойман стал нервничать, он представил, что Рут при смерти и тянет руку к двери, но дверь все отдаляется от него, силы покидают друга, и вот, последнее, что он видит, -  взволнованное лицо Ноймана в окне.

- Рут! Рут! Рут! – Детлара охватила паника, он стучал  в дверь, заглядывал в окна, звонил по телефону. Дом оставался безразличен к человеку. Тогда Нойман выругался и, взяв из машины топор, вернулся и вырубил замок. Дверь открылась и впустила вместе с человеком в дом немного света и тепла. Внутри было очень холодно и темно. Повсюду валялись разбросанные вещи, пахло чем-то неприятным, немного кислым. Он поднялся наверх, там была комната Рута. Нойман перекрестился и вошел.

Комната оказалась пуста: кровать не разобрана, на столе и полках пыль, окно плотно зашторено. Из-за штор цвета морской волны, комната напоминала трюм затонувшего корабля. Нойману стало не по себе, и он инстинктивно сделал шаг назад. Дом был пуст. Рута здесь не было. Ему нужно было уходить. Он знал, задержись на минуту -  и что-то произойдет. И его тоже не станет. Его покроет пыль, его сдавят стены, а может,  проглотит темнота.

Такой животный страх он испытывал лишь однажды, когда ноги его свело судорогой и он начал тонуть. Тогда темная вода Фильс сошлась над ним. Он хотел кричать, но вместо звуков вылетали шарики, наполненные воздухом его легких. Он пытался вынырнуть, но голова билась о стеклянный потолок воды, в ушах стоял неприятный шум, шум несущейся в сосудах жидкости, шум сгорающих от нехватки кислорода легких.  Ему не было страшно, но он посмотрел вниз, где жидкая мгла уже схватила его за ноги и тянула вниз от света, от радостей и горестей, в царство вечного сна. Только тогда ему стало по-настоящему страшно. Все тело прожгло огнем. Зрачки расширились, и все краски, все звуки стали ярче. И он услышал, зловещей шепот воды:

- Глубоко, глубоко к нам. Глубоко. Топь. Ночь. К нам, к нам, к нам.

Он вырвался, он выплыл. Потом долго лежал на  выжженной летним солнцем траве и наслаждался каждым вдохом, наслаждался темными пятнами в глазах, наслаждался запахом плесени от илистых берегов реки. Наслаждался взволнованным  голосом Рута. 

Сейчас он испытывал похожий страх. Он уже не контролировал себя, ему слышалось, что скрипящая темнота коридора зовет его, просит остаться, тянет тонкие черные пальцы, пахнущие пылью и сыростью. Нойман выбежал из дома, не оглядываясь.  Сел в машину и со скоростью сто двадцать миль в час помчался по проселочной дороге к городу, к людям.

- Где тебя носит, Рут? – думал он, разглядывая в зеркало, оставшийся позади дом. 

Может, ему показалось, или это была игра бликов, но дом превратился в черное пятно и исчез.
__________________________________
(1) Димо - краткая форма имени Детлар

©[info]brutalnyyburyat 





Вам это будет интересно!

  • Тёмные воды. Часть III
  • Тёмные воды. Часть II
  • Агентство “Парадиз”. Рассказ, 2-6 июня 2007. (3 часть)
  • «УПРАВЛЕНИЕ процессом взаимодействия с клиентом в индустрии красоты»
  • Агентство “Парадиз”. Рассказ, 2-6 июня 2007. (2 часть)


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »