Социальные сети

Он увидел возле своего дома красную машину, вызывающе смотрящую на пыльный и старенький Фольксваген. Это была машина Рута, он только во вторник хвастался покупкой перед Нойманом.

- Деньги надо сразу тратить, иначе пропадет смысл их зарабатывать, – уверял Рут,  показывая фотографии своей Фелиции, своего автомобиля.

Фелиция была красива и своенравна, как все женщины Рута. И как все женщины, была обречена на изгнание, во имя новой, более красивой и молодой.

Нойман забежал домой. В прихожей стояли чьи-то резиновые сапоги -  наверное, это были сапоги Рута. «Но что он делает здесь, когда   должен ждать меня у себя?»

- Димо, где ты был? – это Селена, бледная и встревоженная, в одном халатике, надетом поверх ночнушки, вышла из кухни. Детлар был так взволнован, что вместо ответа, закричал:

- Рут, ты здесь?!

- Конечно, я здесь, а где мне еще быть? Лучше скажи, где был ты?! – Рут выглянул из кухни, вытирая салфеткой губы. Он явно не выспался и,  к тому же, был зол.

- Я? – Нойман оторопел,  – Я заехал за тобой и прождал около часа. Ты изрядно меня напугал! Я думал, что ты мертв! Выбил дверь, а там никого нет. И такой ужасный кислый запах, ты бы хоть проветривал. И почему вы так на меня смотрите? 

Рут и Селена  побледнели и смотрели на Ноймана с тревогой.

- Но я был дома. И приехал к тебе, потому что не мог дозвониться, и подумал, что тебе не здоровится или какие-то срочные дела.

- Да, я сказала ему, что ты уехал. Мы так волновались. Почему ты не отвечал?

- ЧТО? Я звонил вам все утро, и никто не брал трубку. Гудки, гудки. И не ври. Это был твой дом, и тебя там не было! В этом я так же уверен, как в том, что меня зовут Детлар Нойман.

«Наверное, это один из тех розыгрышей, которые так любит устраивать Рут».

- Значит, тебя зовут не Детлар Нойман, потому что Отто, у которого я остановился, может подтвердить, что тебя не было. – Он многозначительно переглянулся с Селеной.

-   Подожди, какой Отто?

- Отто! Мы еще учились с ним вместе, помнишь? Такой белобрысый, толстый, все лицо в веснушках.

- Да я не об этом. При чем здесь Отто?

Наверху заплакала Аглая, дочка Детлара. Селена посмотрела на мужа и Рута зло  и попросила говорить тише, а сама пошла наверх успокаивать малютку.

- Действительно, пойдем на кухню.  Я ведь еще толком не завтракал. – Нойман налил себе и Руту кофе, и приготовил яичницу с беконом,  – Ты будешь?

-  Нет, твоя жена уже покормила меня. Как сильно летит время, а? -  он взял в руки фотографию, где Селена с Норбертом стояли на фоне кирхи Святого Георгия.

- Да, она уже не так молода, как десять-двенадцать лет назад, но я все равно люблю ее. Хотя куда тебе понять такое! – укладывая полоски хрустящего бекона на тарелку, улыбнулся Детлар.

- Ты не прав, – Рут смотрел на Ноймана, Нойман смотрел на Рута. Рут перестал быть Рутом, а Детлар остался Детларом. И огромная пропасть по имени Время лежала между ними. – Но это потом, расскажи все по порядку. Что случилось?

Детлар рассказал ему, как приехал в его дом, как вырубил замок, как вошел в его комнату и как бежал. Рут ни разу не посмотрел в его сторону. Он сидел молча. Когда Нойман закончил рассказ, Рут начал говорить не сразу: 

- Ты знаешь, я ведь продал этот дом. И скажу тебе больше, он сгорел в прошлом году, – Рут смотрел на Детлара, и в глазах его было презрение. – Я не Селена, мне незачем врать.

Нойману стало нехорошо. Он посмотрел на Рута, потом на свои руки. Руки его дрожали, потом весь он задрожал, и, наконец, смех,  грудной и веселый, задрожал в его теле.

- Ох, ну ты и шутник! – Детлар утёр выступившие от смеха слезы тыльной стороной руки. – Нет, ну надо… – и, не закончив фразу, рассмеялся, но уже другим, лающим смехом.

- Я не шучу, Димо.

На кухне стало тихо, как в доме у Рута. Нет, даже еще тише. Что-то огромное и невидимое пришло и сожрало все звуки, и как бы ты ни открывал рот, как бы ты ни кричал, звуки мгновенно  таяли на языке монстра.

- Рут, я ведь тоже не шучу, – Нойману стало страшно. Кофе, теперь дом. Или он сходит сума, или… Нет, этого не может быть. Это все бабушкины сказки, игра воображения. Ему просто нужно отдохнуть. Отдохнуть. Отдохнуть. Он раскачивался на стуле и уже в слух повторял:

–  Отдохнуть, отдохнуть, отдохнуть.

- Димо, ты действительно очень устал.  Ну ее к черту, эту рыбалку, поехали к Отто, соберем ребят, напьемся. – Он улыбался. Но улыбка  его была недоброй. – Когда ты последний раз напивался, как следует?

- Почему ты не сказал мне про дом?

- Наверное, думал, что тебя это расстроит. – Рут уже звонил Отто. – Алло? Да, Отто, мы тут решили устроить вечеринку. По какому поводу? А разве нам нужен повод? Я! Я буду этим поводом.

Слова летели к Нойману и  разбивались на звуки, превращались в непонятный, чужой ему язык. Он посмотрел в чашку, и оттуда на него смотрели, не моргая, мутные черные глаза.

 

Рут предложил проводить его, но Детлар отказался. Ему хотелось побыть одному. Он шел по слабоосвещенной улочке, между узких домов, с высокими, вытянутыми, острыми, покрытыми красной черепицей крышами, и  думал о том, как сильно изменились Рут, Отто, Эдвин, Хартвин, Оскар.  Как они выросли, как научились скрывать за веселым блеском глаз свое настоящее «Я», как изменилась их жизнь, нет, как изменилось их отношение к жизни.  Детлар задумался и не заметил, как вышел к мосту, ведущему через Фильс к городским аллеям. Здесь было тихо и безлюдно. Нойман подошел к краю моста и посмотрел вниз. Голова начала кружиться: то ли от выпитого, то ли от прилившей к вискам крови. На воде Нойман отражался темной кляксой. Он пригляделся к своему отражение, и ему показалось, что отражение двинулось и пошло вдоль моста к аллее. Потом раскинулось на траве, заползло на мост, растянулось, пытаясь достать краешек его ботинок. Нойман отступил в ужасе. Но потом усмехнулся и наступил отражению на руку. Было в этом что-то безрассудно мальчишеское. Тень дрогнула  и остановилась. Нойман подумал, что все это игра пьяного воображения, и готов был посмеяться над своей труслостью, но тень начала расти, расти, расти. Сначала над асфальтом поднялась голова, затем показались плечи, руки. Вот тень уже встала в полный рост рядом с Нойманом. Он ударил себя по лицу, ущипнул за руку, укусил палец, но тень никуда не исчезла. Она продолжала стоять и улыбалаться. Тень состояла из сотни оттенков черного. Можно было даже различить мельчайшие черты лица: два глубоко посаженных глаза, широкий лоб, тонкие губы, чуть выдающийся вперед подбородок и большой, с едва заметной горбинкой, нос – ноймановский нос! Это был его собственный нос. Он мог поспорить, что перед ним стоит он, только слепленный из черной глины или нарисованный углем.  Он протянул отражению руку, и рука его коснулась чего-то мокрого и холодного, словно он окунул руку в ночные  воды Фильса.

- Ты забыл меня, – это был голос Детлара. Но губы его не двигались.

- Ты забыл меня. Там, в той темноте. Помнишь? – тень сделала шаг вперед. – Я жил там, среди этой мглы, не зная солнца, не чувствуя запахов. Только ночь, только ил.

- Кто ты? Кто ты? – Детлар хотел убежать, но что-то тянуло его к незнакомцу. Словно после долгих дней, проведенных на чужбине, он встретил своего земляка, да что там земляка, он встретил друга. Старого друга, с которым расстался по какой-то нелепой случайности.

- Ты не узнаешь меня? – голос стал  печален. – Это же я.

Детлар хотел услышать: «это же я, твой друг» или «это же я, Нойман», но вместо этого он услышал:

          - Это же я, Томас. Твой брат-близнец. Ты не узнаешь меня?

Детлару не хватало воздуха. Пот слепил глаза, все завертелось в дикой ведьминской пляске. Воспоминания, которые долгие годы он прятал в своем подсознании, вырвались на свободу и теперь играли с ним как хотели. Нойман был Нойманом и уже не являлся им. Томас являлся Томасом. Томас был его братом-близнецом.

-Хахахаха! – он смеялся и не мог остановиться, темные воды сомкнулись над его головой. Вода полилась в рот, уши, глаза, он смеялся, и смех вырывался фонтаном пузырей. Томас тянул его ко дну, все глубже и глубже, пока свет фонаря не исчез, и чернота не поглотила Ноймана. Темнота была теплой и мягкой, как ил в жаркий июльский день. Он увидел лицо Тома, оно улыбалось. Оно казалось довольным. Том обнял его за плечи. Объятия его были холодными, как дождь поздней осенью.

Ноймана словно затягивал водоворот. Лица Тома не было видно. Только плотная темнота вокруг. Нойман проваливался вниз, на самое дно, и, ощутив землю под ногами, захотел оттолкнуться, но ноги  уходили все глубже и глубже. «Это же ил», - подумал Детлар, и почему-то эта мысль принесла ему спокойствие. Он уже смирился с происходящим, как чьи-то руки потащили его наверх. «Значит, так надо». Последнее, что он увидел, было ясное звездное небо, после этого его сознание покрылось густой пеленой сна.

 

- Мужчина! Мужчина, вы слышите?! – хриплый женский голос звал Детлара Ноймана из темноты. А темнота звала его обратно, в теплый ил, к вечному сну. И он захотел вернуться в холодные объятия брата. Но голос продолжал звать его, и Нойман раздраженно  крикнул:

-Да что вам надо от меня? – слова получились сжеванными, так как немного воды еще оставалось во  рту. Он сплюнул и повернул голову в сторону голоса. Голос принадлежал молодой девушке, лет двадцати пяти с темно-каштановыми волосами, разбросанными мокрыми прядями по плечам.  Голос обладал нежной белой кожей и большими серыми глазами, которые с удивлением и злостью смотрели на Детлара.

- У вас, что, в жизни все плохо? Прыгаете с моста, как умалишенный! Где вы живете, я провожу вас? – она встала и подала ему руку. На ней был спортивный костюм ярко-желтого  цвета, от воды он стал почти прозрачным, и хорошо стали видны крепкие груди и стройные ноги спасительницы.

-  Как вас зовут?

- Детлар Нойман, – он хотел сказать что-то еще, но девушка оказалась очень болтливой, она не  умолкала ни на минуту.

- А меня Беатрикс, если хотите, зовите меня Трикси. Я из  Линдау. Здесь живут мои двоюродные сестры, приехала их навестить.

- А что вы…

- Что я делаю здесь? Вы ведь это хотели спросить? – когда она что-то спрашивала, ее хорошенькая головка слегка наклонялась к левому плечу, открывая нежную шею.

 «Она не немка. От нее так и веет севером и востоком. Может, быть русская или полячка?»

- Я бегаю каждый день. Здесь чудесные парковые дорожки. Но утром слишком много народу, а в это время года еще и жарко. Зато поздно вечером  тут тихо и спокойно. Очень умиротворяет. Вам повезло, что я  увидела вас. А вы тяжелый! Еле вытащила, думала, сама утону. Вам надо худеть. Вы такой молодой, а уже пузо.

-   Я не так уж молод…

-   И сколько вам лет?

-   Тридца..

- Тридцать? Это разве возраст? – она вздернула носик и значительно хмыкнула.

Нойман вспомнил, что девушка провожала его домой, только когда они вышли к центральной площади. Часы на ратуше  показывали ровно час.

-  А вы не боитесь бегать так поздно одна?

-  Нет. Я боюсь только собак и змей.

-  А медведей?  - зачем-то спросил Нойман.

-  Медведей? – она задумалась, – Нет. Медведей  не боюсь. А где ваш дом? – она осмотрелась вокруг.  - Этот?  - ее палец показывал на маленький голубоватый домик.

-  Нет, это дом мэрии. Мой дом в другой стороне.

- Тогда зачем мы здесь? – она сложила руки на груди и сильно сощурила  глаза, отчего они стали темно-серыми, почти  синими.

-  Я забылся. Вы не волнуйтесь, Беа… Трикси, я дойду. Я больше не брошусь в воду. – Сейчас, когда он говорил это, чувствовал себя лет на 20 старше. – Может, вас проводить?

-  Нет, не надо. Я живу здесь недалеко, – она махнула куда-то в сторону.

- Может, я могу вам чем-нибудь помочь. Как-нибудь отблагодарить вас?

-  Пожалуй…. – она наклонила голову чуть вбок и спросила: - Вы Нойман, так?

-  Да.

-  Вы ведь колбасник?

-  Да, совершенно верно.

-  Приготовьте мне к вечеру корзину лучших колбас и сосисок. Я зайду утром, – Она протянула ему длинную изящную ладонь, он нерешительно пожал ее и еще раз поблагодарил. Когда они попрощались, часы на ратуше пробили половину второго. 

 

Он шел, оставляя за собой мокрые следы. Шел долго, почти час. Силы покинули его, когда пенящий поток мыслей и слов вырвался наружу.

«Что же происходит? Томас, Трикси, я, Рут…. Так сходят с ума? Или я на самом деле устал?»

Он попытался вспомнить, когда последний раз был в отпуске. Но какой может быть у владельца мясной лавки отпуск? До смерти отца еще можно было уделить время себе и Селене, погулять вволю с друзьями. А теперь он только и думает, как бы не остаться без куска хлеба, как дать своим детям и Селене все.

«Все? Может, им не так уж много надо? Все… Может, им нужен только я? Сколько раз Селена жаловалась на то, что его не бывает дома?» 

Последний раз они выезжали все вместе за город три года назад, когда Норберт был еще совсем крошечным. Тогда он был щекаст и весел, Норберт почти не плакал в детстве, и все знакомые восхищались такой сдержанностью.

-  Это  -  пример родителей.

-  Конечно, в счастливой семье и ребенок счастлив.

Это было три года назад. Такой маленький срок изменил мальчика, превратив его из смешливого карапуза в задумчивое, боязливое существо. Он всегда смотрел на отца так, будто что-то знал, но не решался сказать. Иногда Нойману казалось, что это глаза старика, а не ребенка.

«Завтра же улажу все дела и отвезу их к морю. В Испанию, или Италию, может быть, даже во Францию. Селена любит Францию. Она часто бывала там, пока не родила Аглаю».

Аглаю Нойман не любил. Он никому не говорил об этом, но девочка была ему чужой. Когда Селена, ходила беременная, Детлар скупал игрушки, кроватки, горшки, одежду, выбирал девочке будущее, мужа - стал поводом для шуток по всему Амбергу и даже за его пределами. Он не находил себе места во время родов, и как стучало его сердце, когда медсестра вынесла ему маленький белый сверток, в котором пряталось крошечное личико с жидкими темными волосами и распухшими от крика губками.

-  Поздравляю, у вас девочка! – улыбалась акушерка.

-  Поздравляю! Поздравляем! – спешил сказать каждый.

А Нойман стоял растерянный и не понимал, что происходит. Девочка была чужая. Он больше не любил ее. Чужая? Селена изменяет ему? Нет. Он слишком любил ее, что бы в это поверить. Что бы даже подумать об этом. Поэтому он мучался один. Никому не доверяя, даже Руту, Руту тем более. Детлар Нойман жил и знал, что он плохой человек. Постепенно его чувства стали искривляться, терять чистоту, он отдалялся от жены, детей и друзей. Он прятался в комнатке на втором этаже и порой совершенно бессмысленно перекладывал листочки и квитанции, покупал упаковки карандашей и точил их, точил, спускался в погреб, стоял за прилавком, разговаривал с клиентами, ездил на ферму. Он изобретал себе новую работу, придумывал  новые обязанности, пока сам однажды не поверил, что он очень занятой человек.

-  Где ты был так долго? И почему ты мокрый? – Селена ждала его на кухне. Детлар заметил, как дрожат ее пальцы. Селена не знала, куда деть руки, пальцы бегали по халату, как белые паучки, вверх-вниз, залезали в карман, а потом выбегали из укрытия то схватить волосок, то одернуть рукав.

-  Извини, я перебрал и, когда шел домой, споткнулся,  упал  с моста, – он не стал рассказывать ей ни о Трикси, ни о Томасе.  – Иди спать, я сейчас приму душ и приду.

Она ничего не сказала. Просто окинула его с ног до головы горячим взглядом, губы ее задрожали, и чтобы муж не увидел слез,  она отвернулась и исчезла в полумраке лестницы.

- Извини….

©[info]brutalnyyburyat



Вам это будет интересно!

  • Тёмные воды. Часть III
  • Тёмные воды. Часть I
  • Агентство “Парадиз”. Рассказ, 2-6 июня 2007. (3 часть)
  • Агентство “Парадиз”. Рассказ, 2-6 июня 2007. (2 часть)
  • «УПРАВЛЕНИЕ процессом взаимодействия с клиентом в индустрии красоты»


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »