Социальные сети

ГЛАВА VI.

1.

В начале декабря приехал в Мингрелию, по пути в Сухуми, новый кутаисский генерал-губернатор, князь Георгий Романович Эристов, вскоре за кончиной Гагарина назначенный на эту должность.

 

По происхождению своему грузин, ближайший родственник царствовавшего дома, князь в молодых годах увлечен был в антирусское движение одного тогдашнего грузинского кружка, сочувствовавшего царевичу Александру, всю жизнь свою бессильно домогавшемуся трона грузинских царей. Незрелые затеи кружка воцарить Александра и выгнать русских были обнаружены, правительство отнеслось к ним с полной незлобивостью, не видя в них ничего для себя опасного, но для вытрезвления лиц, составлявших кружок, выслало их на несколько лет во внутренние губернии, а в числе их был и молодой прапорщик князь Эристов, переведенный на службу в архангельский гарнизон. Два или три года этой ссылки, а затем и некоторое время после нее, проведенное в Москве и Петербурге, много послужили на пользу юноши, и, вернувшись на родину с направлением более серьёзным, он усердно принялся за службу; князь Воронцов нашел его уже в штаб-офицерских чинах, заметил и выдвинул вперед. На месте атамана терского казачьего войска и управляющего Кабардой князь Георгий Романович пробыл несколько лет и оставил по себе прекрасную память. Представительный, вежливый, а вместе с тем и умеющий строгим и беспристрастным, внушил он к себе доверие как управляемых им горских народов, так и казачьего войска. Князь Барятинский, бывший тогда в одних с ним чинах и служивший в крае, смежном с Кабардой, познакомился с ним, оценил тогда же его деятельность и теперь, будучи уже наместником, выбрал преемником князю Гагарину в виду и знатности его происхождения, имевшей большое значение при сношениях с последним и весьма гордым из здешних владетелей, князем Михаилом Шервашидзе.

Меня лично встреча с князем Эристовым особенно интересовала по следующему обстоятельству. В тридцатых годах, когда его сослали в Архангельск, управляющим тамошним удельным имением был мой отец, и в доме нашем молодого Эристова принимали с тем искренним радушием и участием, которые он вполне заслуживал как своею благовоспитанностью, так и положением опального, заброшенного в далекую от своей родины сторону. Хотя мне тогда было не более восьми-девяти лет, я помнил характерные черты его лица и мог бы узнать и теперь, чего, конечно, нельзя было ожидать от него, знавшего меня ребенком; что же касается до воспоминания о моем отце, то слишком двадцатилетний промежуток мог его изгладить в памяти князя, а потому при встрече с ним услышал я с особенным удовольствием первый же вопрос: не сын ли я того самого Бороздина, которого он знал в Архангельске? Получив же утвердительный ответ, много расспрашивал об отце и поручил написать ему поклон и сердечный привет. С тех пор во всю службу мою на Кавказе постоянно пользовался я благосклонностью князя и эту прекрасную черту признательной памяти к моему отцу высоко в нем ценил.

Вскоре за его проездом, Колюбакин, находя спокойствие края достаточно обеспеченным и не нуждаясь более в содействии трех коноводов восстания, пользовавшихся покуда свободой, под нашим надзором, счел за своевременное арестовать их, и поручение это возложено было на меня относительно Кочи и Мартали Тодуа, Микава же был Зугдидского округа. Коча явился ко мне по первому требованию, а с Мартали Тодуа пришлось повозиться; есаул, посланный за ним в Салхино, приехал с ответом, что он скрылся неизвестно куда. Поехал я тогда сам и взял с собой двадцать пять казаков.

Хелосан и маурав в Салхино объяснили мне что коновода прячет народ и не выдает добровольно; они знали, в чьей сакле он находится, и я приказал им вести меня туда. — Мы остановились шагах в полуторастах от сакли, окруженной густою толпою, громко галдевшею и нас не замечавшей; на дворе были уже сумерки. Вызвав из казаков двух охотников, я приказал им снять с себя оружие и идти за хелосаном, — тот должен был провести их как можно быстрее в саклю и указать на Тодуа, а тогда казакам велено было схватить его и не выпускать из рук, пока на крик их я не подоспею к ним выручку с остальными казаками. Все выполнилось с буквального точностью, и через минуту вырванный из середины оторопевшей толпы Тодуа был доставлен ко мне. Не смотря на такое быстрое выполнение маневра, платье на казаках-охотниках все было изорвано в клочки отнимавшими у них коновода, но они впили в него, как бульдоги, и не выпустили, поплатившись своим платьем. Когда же появилась другая партия казаков человек в двадцать, на толпу нашла паника, и она бросилась в рассыпную.

Старшине отдан был приказ завтра же утром на счет селения, с иголочки, окепировать обоих казаков, а от меня получили они по десяти рублей. Подобные выемки возможны лишь с такими молодцами, как наши линейные казаки. Смышленые, находчивые, неутомимые, ловкие, бесстрашные, не считающие для себя что либо невозможным, они прошли школу, в полной мере выработавшую в них мощь и удаль русского человека, Помню еще и другую с ними выемку, только совершенно в другом роде. Нужно мне было накрыть внезапно одного отъявленного вора, азнаура Темуркву Чиковани (вассала княгини Меники), считавшегося в бегах, а на самом деле прятавшегося и весьма редко заглядывавшего к себе в дом, где оставалась его семья. Долго за ним следил я, и, наконец, мне дают знать, что он вернулся к себе; не теряя ни минуты, беру десяток линейцев и еду. Сакля в глухом лесу, обнесена плетнем из колючки; половина казаков окружает плетень, с другою въезжаю во двор; но как ни быстро все это было проделано, Темурквы не оказалось уже налицо, и бабы его божились, что несколько месяцев уже его не видали. Досадуя на такой промах, сидел я под навесом сакли в раздумье, что мне делать, — сакля и все при ней постройки обшарились, не оставалось сомнения, что или Темурква был предупрежден о моем приезде и схоронился, или, действительно, еще не возвращался домой, и вдруг раздается крик казака: «он здесь ваше высокородие... здесь!..» Бросились все на крик и что же оказалось? Воришка, услышав приближающийся к сакле его конский топот, стремительно бросился в стог сена, стоящий на дворе, и запрятался в самую середину; но от лиейца, по всему вероятию, и самого практиковавшего когда-нибудь подобный маневр, он не укрылся, и тот вытащил его из стога за ногу. Ну, как же было не дать и этому молодцу синенькую бумажку?

И после такой полезной службы в течение четырех месяцев к прискорбию моем, мне пришлось расстаться с линейцами, неделю спустя после ареста Тодуа; их сменила у меня сотня донцов. То был совсем уже другой народ, пришли они прямо с Дону, многие из них были первый раз на службе, имели вид людей, огорченных переселением на чужбину, требовать от них ловкости и расторопности было нельзя и нужно было воспитывать их даже относительно гигиены: лихорадка страшно трепала их, пока они не разобрали, что можно и чего нельзя есть и пить.

Арестованный Мартали Тодуа честью уверял меня, что ему и в голову не приходило укрываться, но односельчане, из расположения к нему, вздумали его прятать и наделали всех этих глупостей; он усердно просил их простить. Я не дал дальнейшего хода этому делу. Все трое коноводов были заарестованы.

К этому времени относится приезд опекуна над владетельскими имениями Д. И. Кипиани, вместе с шурином своим М. Е. Чиляевым. Опекун приступил к составлению описи имению и просил нашего содействия. Имение владетельское раскинулось по всей Мингрелии; Кипиани приходилось делать объезд его в сопровождении старшего сахлтхуцеса, князя Давида Чиковани, и его помощников, а к ним прикомандировал я в своем округе, помощника своего, князя Димитрия Дадиани. Приезжая в селение, где находились владетельские крестьяне, комиссия эта вызывала их, составляла списки, роспись повинностей владетелю, расспрашивала о границах владетельских угодий и для поверки этих последних показаний вызывали понятых из окольных жителей. Случались при этом и протесты, которые записывались в протоколы.

Димитрий Иванович Кипиани, уроженец Рачи (горной Имеретии), бедный азнаур и сирота, в детстве был взят одною своего родственницею в Тифлис, с успехом учился и по окончании курса в гимназии с 14-м классом, сделался сам учителем. В эту пору, т. е. в конце тридцатых годов, и его захватило то же самое антирусское движение, как и князя Эристова; совершенным еще юношей выслан был он в Вологду, а там определили его на службу. Для него в особенности была полезна эта ссылка; в Вологде нашелся кружок людей образованных, Киниани стал усердно восполнять среди него свое образование, выучился читать и говорить по-французски и по-немецки, много читал и на столько выработал свой русский, деловой стиль, что сделался чиновником, которому открывалась дальнейшая служебная карьера. Но тоска по родине помешала ему укорениться в этом крае, и когда годы ссылки окончились, он поспешил вернуться в Тифлис; служба его пошла тут очень быстро, так как, действительно, среди чиновников, уроженцев Закавказья, он был выдающеюся личностью. Князь В. О. Бебутов и князь Воронцов очень к нему благоволили, на него возлагались серьезнейшие дела и когда последнего сменил, в 1855 году, Н. Н. Муравьев, он остановил на Кипиани свой выбор, как на директоре своей канцелярии. Но в Петербурге почему-то взглянули неблагоприятно на это представление Муравьева, вспомнили политическую опалу Кипиани, не утвердили его, и он остался членом совета наместника кавказского.

Должность директора канцелярии наместника считалась высшей в то время на Кавказе и не быть утвержденным в ней по представлению наместника, было страшным ударом для честолюбия человека, своим талантом и усиленным трудом выдвинувшегося вперед. Очень может быть, что Муравьев не верно судил о способностях представляемого им лица и более приписывал ему, чем тот на самом деле был, но судить об этом не следовало в Петербурге: Муравьев был в праве выбирать ближайшего сотрудника, каков бы он ни был, это было его личное дело; критиковать способности Кипиани — значило оказывать недоверие к Муравьеву; но в Петербурге ухватились за юношескую политическую его неблагонадежность и выставили ее очень не кстати. Юношеские бредни давно уже принадлежали к одним лишь воспоминаниям человека зрелого, двадцатилетней прекрасной службой доказавшего всю свою благонадежность и если этот правительственный ригоризм шел так далеко по отношению к Кипиани, то почему же он не распространялся на других его товарищей ссылки, которым движение вперед на более высшие должности, чем директора канцелярии, было свободно, открыто, — так, например, князь Григорий Дмитриевич Орбелиани, сосланный когда-то за ту же историю в Выборг и там служивший, был впоследствии исправляющим должность наместника и членом государственного совета. Следовательно, предлог этот относительно Кипиани был не только пустой, но и несправедливый и маскировал лишь недоверие к представлению Муравьева. Но как бы то ни было, повторяем, этот момент в карьере Кипиани был страшным для него ударом; надо было иметь много силы душевной, чтобы вынести это испытание, без накипи желчи; много силы ума, чтобы подняться выше своего положения и верно начертать себе дальнейшие, очень трудные шаги.

С назначением Барятинского наместником, выступила вперед целая плеяда людей хотя и не новых на Кавказе, но стоявших до того на втором плане, и Кипиани затем стушевался; во дворец его не звали и он зачислился в разряд тех коллегиальных чиновников высокого ранга, которые навсегда обрекаются если несовершенно спать, то, по крайней мере, дремать в своих курульных креслах. Мингрельское возмущение вывело его из этой летаргии.

Мы видели, что княгиня Екатерина Александровна, после отказа брата ее князя Давида Чавчавадзе и зятя барона А. П. Николаи, обратилась к Кипиани и тот не только горячо отозвался на ее призыв быть опекуном над имением малолетних детей владетеля; но и всецело сделался рыцарем и адвокатом женщины, по мнению его, обиженной и оскорбленной. Вот при каком настроении, приехав в Мингрелию, в качестве члена совета и опекуна, он приступил к своей деятельности.

С Димитрием Ивановичем я познакомился до того года за два в доме же владетельницы, потом встречался в Кутаиси и Тифлисе и, видя в нем высокий чин и чрезвычайную к себе любезность, старался и теперь, в качестве окружного начальника, служить ему всем, что только от меня зависело.

 vostlit.info


Вам это будет интересно!

  • Упразднение двух автономий (глава шестая - часть шестая)
  • Упразднение двух автономий (глава шестая - часть восьмая)
  • Упразднение двух автономий (глава шестая - часть третья)
  • Упразднение двух автономий (глава шестая - часть девятая)
  • Упразднение двух автономий (глава шестая - часть четвертая)


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »