Социальные сети

Сожгли или нет Жанну Д’Арк ?

В букинистической лавке на берегу Сены я наткнулся однажды на книжку «Истории знаменитых людей, рассказанные их потомками». Она начиналась с Жанны д’Арк, а затем в алфавитном порядке следовали д’Артаньян, Бомарше, Доде, Гоген, Ггого, несколько Людовиков, Наполеон, Эйфель… и, словно нитка за иголкой, многовековые свиты их внуков, правнуков, праправнуков. От иных «семейных хроник» события и фигуры прошлого вдруг представали перед тобой так, что старый школьный учебник истории выглядел милым лжецом.

Ныне здравствующие граф и графиня де Сермуаз, например, с помощью специалистов по родословным доказали, что за пять веков орфография их имени претерпела следующие изменения: дез Армуаз, дез Эрмуаз и вот теперь — де Сермуаз. И, стало быть, известная в XV веке «дама из Армуаза» была прямым их предком. В семейном кругу ее поныне величают с родственной фамильярностью — «наша пратетушка». Граф с графиней докопались даже до того, что мамой этой самой «пратетушки» была супруга короля Карла VI (1368—1422) Изабо. Так что королева тоже зачислена в их семейный пантеон; она здесь фигурирует как «прапратетушка»…

Но кто же такая дама из Армуаза? К кому из великих французов имела она отношение? Ее нынешние потомки предъявляют миру следующий документ — это старинная купчая, которая начинается с представления участвующей в сделке стороны: “Мы, Робер дез Армуаз, рыцарь, сеньор Тишмона, и Жанна дю Лис, Дева Франции, сеньора указанного Тишмона, моя жена…”

Жанна дю Лис? Дева Франции?! Но ведь это же прозвище самой Жанны д’Арк! Выходит, ее не сожгли на костре в Руане в 1431 году? Спустя пять лет после своей мифической смерти она, как выясняется, благополучно вышла замуж и вместе с рыцарем дез Армуазом занялась скупкой недвижимости и разведением капусты в огороде замка Тишмон?

Графские хроники утверждают, что род дез Армуаз, знатный уже и по тем временам, в следующих коленах произвел на свет герцогов и даже королей: короля румынского Михаила, короля бельгийского Бодуэна… Наконец, графы готовы показать даже могилу своей великой «пратетушки», героини Столетней войны, — они уверенно называют часовню в деревушке Пулиньи-сюр-Мадон…

Если все это правда, тогда кого же сожгли в Руане на площади Старого рынка 30 мая 1431 года? Чей даже не остывший пепел под лицемерные песнопения клерикалов бросили в Сену? Если то была не Жанна д’Арк, тогда кто же? На этот вопрос даже маститые историки допускают такой ответ: в средние века «под рукой» у инквизиторов всегда было немало «ведьм», вот и могли взять одну из них, подставить вместо Жанны д’Арк…
А она осталась жить-поживать, добра наживать, графов и королей на свет рожать…
Мистификация? Правда?

Крестьянская девушка Жанна д’Арк

В Бургундии, сплошь отдавшейся врагу, был один отважный замок с отважным капитаном во главе — Робером де Бодрикуром. Сюда-то, в Вокулёр, самый близкий от родного Домреми городок, оставшийся верным французской короне, и явилась крестьянская девушка Жанна д’Арк. Капитан очень быстро устал ее слушать и выпроводил домой. Она вернулась. Он снова ее слушал, сердился, вполне можно поручиться, что кричал что-нибудь в том духе, что, мол, война не для баб, но все же постепенно капитан смягчался и даже стал впадать в размышления. В конце концов он дал ей эскорт в шесть человек и послал в дальний замок Шинон, куда эта крохотная освободительная армия добиралась одиннадцать дней.

В Шиноне жил обиженный мамой, надломленный неудачами, понурый и слезливый дофин. Отец его уже умер; дофина уже льстиво величали Карлом VII, однако какой же он король? Все французские короли короновались в Реймсском соборе (только Наполеон, заметим в скобках, через четыре века нарушит традицию и императорский венец наденет в соборе Парижской богоматери). Реймс был в руках врагов, туда было ни дойти, ни доехать. Жила еще и королева-мама, отнявшая у французов Францию, у сына — престол. Шинон, где к концу того же XV века родится веселый остряк Рабле, был погружен в мрачную безысходность Столетней войны. Если падет Орлеан — отсюда надо сниматься тотчас…

Вот в такое-то унылое время является одетая в белое, на белом коне, с белой лилией на стяге пастушка откуда-то из Лотарингии, про которую король не мог бы с уверенностью сказать, его ли еще это земля или уже не его. В жизни Жанна не видела короля-дофина, но, допущенная во дворец, почему-то сразу угадала его в этом плохо одетом угрюмом молодом человеке — вассалы были богаче и одевались роскошней.

Это моментальное угадывание престолонаследника, зафиксированное в свидетельствах многих очевидцев, историки склонны расценивать как сверхъестественный дар Жанны, как способность к провидению.

Вторая загадка, мучающая жоанистов: известно, что Жанна подошла к дофину и что-то ему сказала, но сказала неслышно для других. Что же именно? Вот где простор для фантазий, вот откуда берет исток и легенда про даму из Армуаза! Но к этому мы еще вернемся ниже. А пока первая версия: Жанна могла сказать дофину, что, будучи послана богом, она коронует его в Реймсском соборе. На короля.

По-видимому, именно это и сказала Жанна, Орлеанская дева …

По-видимому, именно это и сказала Жанна, названная впослдествии Орлеанской девой, потому что это и составляло ее вторую цель. Своим инквизиторам она скажет, что всего этих целей было четыре. Итак, перечислим их все: освободить Орлеан; короновать короля в Реймсском соборе, что означало прежде всего освободить Реймс; изгнать английских захватчиков из Франции; освободить орлеанского герцога Карла, уже четверть века остававшегося пленником англичан. При жизни она выполнит лишь две задачи, но, пожалуй, не зря историки приписывают ее заслугам исполнение и двух остальных.

Если Жанна сообщила дофину про божественную свою миссию короновать его в Реймсе, можно понять, почему он выказал к ней интерес. Но дальше все пошло не так просто. Больше месяца — весь март и первую апрельскую неделю — она пробыла в Пуатье, где находился королевский парламент. Дофин и сам приехал в Пуатье и живо интересовался ходом «экзамена», который изо дня в день юной пастушке, подписывавшейся крестиками, учиняли парламентарии и профессора. Как жаль, что протокол этого экзамена не уцелел! Впрочем, мы достаточно полно представляем его содержание: на него сделано много ссылок в протоколах инквизиционного суда 1430— 1431 годов и реабилитационного процесса 1455—1456 годов.

Но огорчение историков можно понять: по их догадке, именно «экзамен в Пуатье» содержал наиболее полные сведения о личности Жанны д’Арк.
Ученые мужи дотошно настаивали явить им «знаки», подтверждающие, якобы действительно Жанна самим божественным провидением уполномочена исполнить свои невероятные намерения. Известен ее ответ, повторенный множество раз: «Именем Бога заклинаю вас: я пришла в Пуатье не затем, чтобы представлять вам какие-то знаки; отправьте меня скорее в Орлеан: там я представлю знаки, ради которых я явилась! Дайте мне столько людей, сколько вы посчитаете нужным, и я пойду в Орлеан!»

Шушукался двор, мучился мыслью дофин. Но вот «экзамен в Пуатье» закончен. Профессора теологии отметили в Жанне незаурядную, волевую натуру, смышленый ум, находчивость на ответ, на слово, а главное, фанатичную набожность, соединявшуюся с непоколебимой верой в свое предназначение. Да еще белая хоругвь, белая лилия, белый наряд — неужто мало «знаков»?
Мало. «Божественность» Жанны в духе нравов эпохи нуждалась еще в одном подтверждении. И вот учреждается что-то вроде женконсультации во главе с сицилийской королевой Поландой д’Арагон, тещей некоронованного дофина. Дамы-эксперты подтверждают: да, Жанна целомудренна. Теологи толкуют это как божественный знак…

Свое небольшое войско она повела в Орлеан под именем Девы, а всего через девять дней освобожденный город проводит ее уже с двойным именем — Орлеанской Девы.
Девяносто второй год шла Столетняя война. Больше полугода длилась уже и осада Орлеана. И вдруг всего за каких-то девять дней столь крутой перелом и в ходе осады и в ходе войны — право, да не мистика ли? Нет. Все события, сражения, вылазки, затишья этих девяти дней — все известно нам достаточно полно и точно.

Жанна и снятие осады

Тут уж Жанна д’Арк знаки свои явила неопровержимо и современникам и потомкам. Когда побережья Луары окрасились в красный цвет, когда мост был отбит и дозорные вглядывались в сторону неприятеля в ожидании новых штурмов, вдруг — это было 8 мая, в воскресный день — английская армия сняла осаду и начала отход.

В тот день и был первый праздник в честь Жанны д’Арк, на котором она присутствовала лично. В тот день и стала она Орлеанской Девой — народная молва это имя укрупнит и возвысит до Девы Франции. Коронованный вскоре в Реймсском соборе, расщедрится и король; выходцы из рода д’Арк отныне могли присоединять к своему имени почетную приставку дю Лис, соответственно им даровался герб белой лилии (lys по-французски — лилия).
…Но почему она? Почему она, а не блестящие рыцари графских, герцогских и даже королевских кровей, которых немало понаехало в Орлеан с толпами вооруженных слуг, — почему девушка, а не мужчины оказалась на авансцене истории, на самом гребне событий?

Из разговора,произошедшего в 1979 году с мадемуазель Режиной Перну, виднейшим специалистом по истории средних веков вообще, по жоаниане в частности. В те годы ей было 65 лет и она являлась организатором Центра Жанны Д’Арк в Орлеане. В микрофишках и микрофильмах здесь собраны практически все документы о Жанне д’Арк, рассеянные по миру, — число их перевалило за 6 тысяч.

— Почему не мужчины, не знать, а девушка из народа?.. — повторяет она вопрос. — А ведь, если хотите, именно здесь камень преткновения для всех историков, отсюда, из этого сомнения, рождаются легенды в противовес фактам… А ведь все проще. Не забывайте: то был XV век. Мы толкуем средневековье как мрачную и беззаконную эпоху, и это во многом так. Но были у нее и свои особенности. Отношение к женщине, к девушке было еще совсем иным, чем станет уже в XVI веке. Да, представьте, это уживалось вместе: сжигание ведьм, клерикальная инквизиция и обожествление женщины, девушки, матери. Но феномен Жанны д’Арк объясняется еще одним обстоятельством: не находилось лидера-мужчины. Это, может быть, смутно понимала Жанна, зато ясно осознал безвольный, нерешительный Карл Валуа, которого она сделает полновластным французским государем. Эта девушка с белой лилией… она воспринималась как посланница свыше. Вот в это Жанна поверила сама и заставила поверить других.

Жанна Д Арк и мистика

— А если все же без всякой мистики?

— Если тут и есть мистика, то, поверьте, не в личности. Мистицизм, провидение, божественность — лишь сопутствующие факторы в судьбе Жанны д’Арк. Пропаганда XV века опиралась на эти понятия, да, но движущей пружиной событий являлось совсем другое. Жанна выдвинулась из народа, народ сделал ее своей избранницей, предводителем. Вот и весь секрет.

— Лично вы нисколько не сомневаетесь в достоверности ее биографии? Неграмотная пастушка, отец, мать — бедные крестьяне…

— Нет-нет, средние по достатку, — возразила мадемуазель Перну. — Когда Жанна ушла из Домреми, война туда еще только подбиралась. Крестьянские хозяйства там были покрепче, чем в центральной Франции, дотла разоренной войной. Вспомните Жакерию…

— Собственно, не в этом суть. Вот я хотел бы прочесть документ, который, не сомневаюсь, вам известен. Это старинная купчая, по которой можно судить, что в 1436 году Жанна д’Арк вышла замуж за…

— Дама из Армуаза! — воскликнула Режина Перну. — Опять эта дама из Армуаза! Знаю, знаю. Многовековая афера, которая никак не закончится и в наши дни …

— Но ведь купчая… документ…

— Это документ достоверный, его принадлежность своему времени не оспаривает никто. Но в нем недостоверны как раз эти слова: «Дева Франции, Жанна дю Лис». Личность Жанны д’Арк была слишком привлекательной, чтобы на ее имя, титулы, славу, популярность не посягнули авантюристки. Скажу больше: в расходах орлеанских городских властей за 1436 год зафиксирована выплата двух золотых рэалов лицу, доставившему в Орлеан письма Девы. Наконец, в 1439 году и сама она, восстав из пепла, пожаловала в город, который встретил ее колоколами. Город даже отменил поминовение в память ее мученической смерти, отмечавшееся с 1431 года.

— Как это… объяснить?

— Я думаю, очень просто: орлеанцы действительно чаяли видеть свою любимицу живой. Они жаждали чуда… а чудо было сомнительное. Праздник 1439 года с участием лже-Девы больше не повторился. И знаете почему? В 1440 году Орлеан пригласил мать Жанны д’Арк Изабеллу Роме из Домреми к себе на постоянное местожительство и положил ей пенсион, в решении о котором, к слову, сказано: «Для матери покойной Девы». Так что с 1440 года авантюристки хотя и не перестали появляться, но все больше на окраинах, наведываться в Орлеан они больше не смели. Кстати, в том же году дама из Армуаза была разоблачена парижским магистратом. Она рассказала суду о своих авантюрных похождениях, принесла покаяние.

Неугомонные потомки

— Тогда почему же никак не угомонятся потомки?

Мадемуазель Перну пожала плечами, встала и принесла из соседней комнаты толстую папку — письма.
— Отовсюду пишут,— сказала она.— Тут много милых, наивных писем. Но есть и настойчивые, самоуверенные, злые: как это, мол, вы не признаете меня потомком, когда я точно знаю, что я потомок и есть? Приходится отвечать, приводить исторические факты, а иногда и проверять версии, но все они, конечно, лопаются, как мыльные пузыри.

Живы, оказывается “дети лейтенанта Шмидта”! Где-то уже в 40-х годах 20 века очередной потомок дамы из Армуаза отважился приехать в Орлеан с визитом. Колокола молчали. В муниципалитете графа накормили обедом …

Однако уже веками живут легенды, обрастающие сейчас всякого рода новыми толкованиями, смысл которых вкратце в том и состоит, чтобы разорвать эту связь: признавая ее в одном направлении — от Жанны к народу, отвергают ее в другом — от народа к Жанне.

Одна из наиболее живучих версий - версия об аристократическом происхождении Жанны : то, что в XV веке разгуливало как слух, теперь сделалось едва ли не научной гипотезой. Вот лишь один показательный пример того, как фабрикуются подобные аргументы. Помните ответ Жанны своим истязателям в руанских застенках? «Имей я даже сто отцов и сто матерей, будь я даже дочерью короля, я бы все равно это сделала», то есть ушла бы из дому сражаться за свободу родины. Категоричный и недвусмысленный ответ. Ан нет! Иные исследователи усматривают здесь ни много ни мало… косвенное признание Жанны в ее принадлежности к королевской семье. «Будь я даже дочерью короля» — эти слова, дескать, подтверждают, что она является дочерью королевы. ЛИШЬ королевы!

Вспомним и происшествие в замке Шинон ранней весной 1429 года. Впервые представленная двору, никогда дотоле не видевшая дофина, Жанна тем не менее прямиком направляется к нему что-то сказать. Как могла она узнать его безо всякой подсказки?

Ведь дофин, которому сапожник отказывался шить сапоги в долг, дофин, которого мама на весь мир ославила незаконнорожденным сыном, бастардом, этот понурый, плаксивый востроносый человек в толпе своих вассалов выглядел как слуга. Провидение ли, некое ли сверхъестественное чувство шепнуло Жанне, кто в этой толпе наследник французского престола? Или, возможно, связанные странной тайной, они подали друг другу какой-то знак, сигнал? Допустим. Гораздо важнее, о чем был их первый, не услышанный посторонними разговор — царедворцы отступили, почтительно, образовав круг.

Один вариант …

Один вариант разговора мы знаем: Жанна д’Арк, представившись пастушкой из Домреми, сообщила дофину о своей божественной миссии короновать его в Реймсском соборе.

Другой вариант выглядит так (привожу разговор в том виде, как он предполагается сторонниками версии о королевском происхождении Жанны д’Арк):

— Я твоя сводная сестра. У нас одна мать. Но это я рождена бастардом, а ты действительно сын короля.

Разумеется, после такого пролога Жанне д’Арк был обеспечен и самый радушный прием и головокружительная карьера. Теперь и все повороты в ее судьбе, кажущиеся такими фантастическими, объясняются волшебно просто: ведь она пастушка-принцесса.
Как же попала принцесса в Лотарингию, да еще в крестьянский дом?
На престоле Франции за всю ее историю, пожалуй, не было женщины, столь прославившейся своим скандальным адюльтером, как королева Изабо де Бавьер. Супруга душевнобольного короля Карла VI была матерью двенадцати детей. Пытаясь укрыть от глаз грешный плод своего романа с герцогом Людовиком Орлеанским, она будто бы спровадила на воспитание в Лотарингию своего последнего двенадцатого ребенка, дочь, родившуюся в 1407 году…

Но вот наступила полночь Столетней войны. Орлеан остается последним оплотом Франции на пути английской экспансии на юг. В этот трудный час шинонский двор во главе с бессапожным дофином разрабатывает операцию «Божия пастушка» и усиленно распространяет в народе слух о скором пришествии девушки, которая спасет Францию, проданную королевой-мамой. Спешно снаряжают эскорт за выросшей в людях принцессой. Даже само ее имя — Орлеанская Дева — в таком изложении событий трактуют как доказательство аристократического происхождения.
¼br> Так прокладывается прямая родственная связь между королевой Изабо, распродававшей Францию по курсу две тысячи золотых экю в месяц, отдавшей ее в полное владение английскому двору, по требованию оккупантов провозгласившей бастардом старшего сына,— и крестьянской девушкой из Домреми, за один год повернувшей вспять ход Столетней войны, возвратившей престол французскому королю,” самой своей жизнью и смертью зачеркнувшей постыдный для родины договор в Tpya !
¼br> Что может быть более несовместимо, чем эти два образа? Но дело в конечном счете не в эмоциях, а в фактах. Реабилитационный процесс по делу Жанны д’Арк, состоявшийся в 1455—1456 годах, проходивший последовательно в Париже, Руане, Орлеане и Домреми, собравший свидетельства ее близких, односельчан, товарищей по оружию, служителей церкви и даже членов руанского трибунала, не оставил никаких сомнений в подлинности Жанны д’Арк — дочери крестьян из Домреми Жака д’Арка и Изабеллы Роме, дочери французского народа.

Мифическая лотарингская принцесса

А мифическая лотарингская принцесса? След ее в истории донельзя зыбок: даже само предположение о ее существовании выводится из старинных слухов, домыслов, шушуканья. Более того, в XVIII веке историк, знаток королевских династий Вилларе установил, что последнее, двенадцатое чадо королевы Изабо при рождении, получило имя… Филипп. Это был мальчик! Он очень скоро умер… чтобы воскреснуть через несколько веков, на сей раз девочкой. Уже после смерти Вилларе неизвестная рука вторглась в его труды; в посмертном издании, которое Вилларе не готовил к печати и не мог в нем ничего исправить, Филиппа неожиданно переименовали в Жанну и оставили жить. Нелегко ответить, кому и зачем понадобилась эта фальсификация тогда. Да и для нас важнее вопрос, кому и зачем она нужна сегодня.

Если исследователи, продолжающие упрямо верить в версию о принцессе-пастушке, в конце концов нажили себе прозвище бастардистов (Жан Жакоби, Эдуард Шнейдер, Жан Бослер, Жан Байкал), то в 1952 году с имени Жана Гримо («Жанна д’Арк, была ли она сожжена?») в жоаниане возникло еще одно направление — сюрвивисты. Это те, кто разделяет уверенность, что героиня осталась жива (survivre по-французски— выжить), что, следовательно, вместо нее на костер взошла другая жертва. Не все сюрвивисты обязательно и бастардисты, зато почти все бастардисты с появлением нового научного переулка могли поздравить себя теперь уже с двойной ученой репутацией. Сюрвивистам все равно, была Жанна пастушкой или принцессой,— как говорится, им интересно другое. А бастардисты и раньше, пусть не все, но большинство, отметали тезис о сожжении: ведь особа-то королевских кровей! Какой ужас ни внушала средневековая инквизиция, как ни всесильна была она, но даже ей не по плечу было бросить такой вызов монархам и монаршим отпрыскам. Так рассуждают бастардисты.

Хотя в одной Франции Жанне д’Арк воздвигнуто свыше 500 монументов, хотя в честь ее колоссальные празднества уже шестой век проводит Орлеан, а после второй половины 20 века такую же традицию начал и Руан, где на месте инквизиционного костра вырос грандиозный мемориальный центр, хотя от школьных учебников до официальных документов — везде ее именуют пастушкой из Домреми, случайно ли при всем этом сквозь века дотащилось до наших дней шушуканье о принцессе-пастушке, нынче став предметом историографии? В поиске ответа ключ нам протягивает сама Жанна д’Арк: «Я боюсь только измены».

…Изменой заплатил ей тот, кому она вернула королевство. Ее заточение длилось один год и одну неделю. Ровно половину этого срока она могла жить надеждой: бургундский герцог готов был за выкуп отдать свою пленницу французскому королю. Но Карл Валуа не откликнулся. Он устал. Его королевское величество уязвлялось постоянным соседством и напарничеством этой лотарингской самозванки, девчонки. Окажись сейчас она рядом, он не смог бы взглянуть ей в глаза, но раз ее нет, так пусть больше и не будет. Королю надоело. Король стал тверд!

Жанну д’Арк за 10 тысяч …

Жанну д’Арк за 10 тысяч золотых экю купили англичане. Близко к рождеству 1430 года за нею щелкнул замок в одной из башен руанского замка, резиденции английского короля. Мы не знаем, но вправе предположить, что, должно быть, здесь, в неволе, она много раз перебрала в памяти обстоятельства своего пленения. Отрезанный от главных сил небольшой отряд во весь опор мчался к королевскому городу Компьену. Вдруг у самых морд лошадей подъемный мост взлетел кверху. Измена. Чья рука нанесла этот низкий удар, по чьему приказу или наущению?

…Она до конца изведала и всю глубину человеческой подлости. 60 судей в сутанах — трибунал, полностью подотчетный английским захватчикам, — полгода с иезуитским прилежанием готовили Жанне д’Арк смертный приговор. Они не дают ей покоя ни днем, ни ночью, переносят допросы прямо к ней в камеру, угрожают каленым железом, но сами отступаются от замысла: для души такого закала «пытки ничего не дадут».

Англичане поставили перед трибуналом задачу: обвинить Жанну д’Арк в ереси, возвести ее на костер и, таким образом, объявить коронацию Карла VII делом рук дьявола. Иначе сказать, снова лишить Францию короля, независимости, снова простереть над ней английский стяг.
Это был последний бой Жанны д’Арк за Францию. Потомки знают: она его выиграла.
У нее не удалось вырвать никаких «признаний». Она ни разу слова худого не сказала о своем короле — потому что понятия «французский король» и «французское королевство» были для нее равнозначны. Сколько богословских ловушек ни расставляли перед ней судьи, она выпутывалась из них с честью.

Ее не смогли сломить; тогда ее решили обмануть. Жанна попала в плен в мужской, рыцарской одежде — ее ношение женщиной с точки зрения церковной морали было грехом. Ее принудили надеть женское платье, пообещав, что взамен передадут под суд церкви. Жанна надеялась, что таким образом она вырвется из рук англичан. Но это была всего лишь уловка. Ночью платье было выкрадено. Жанну тут же вызвали на допрос; ей ничего не оставалось, как снова надеть мужскую одежду. Так было добыто «доказательство», что она «ведьма… нечистая сила… схизматик… идолопоклонница… бесстыдно отказавшаяся от приличий, подобающих ее полу…» (из приговора). Через несколько дней ее возвели на костер.

…Церковь послала Жанну д’Арк на костер в 1431 году, церковь реабилитировала ее в 1456 году, церковь причислила ее к ликам святых в 1920 году.

Мы коснулись пока лишь тех поворотов и загадок в ее судьбе, которыми питались старые кривотолки и которыми питаются новейшие фальсификации. Они, как правило, связываются. Жанну д’Арк не пытали железом в тюрьме, на костре сожгли не ее; все это значит, утверждают бастардисты, что она и в самом деле была особой королевских кровей. Карл VII знал, что вместо Жанны на костер возведут другую мученицу, стало быть, он мог не беспокоиться о судьбе своей спасительницы; все это значит, утверждают сюрвивисты, что король свою пастушку не предавал. Принцесса ли, пастушка ли — не важно, но если на костре сожгли не ее, не Жанну д’Арк, значит, перед историей чудесным образом оказываются обелены все. И короли. И инквизиторы. И захватчики. К какой благостной гармонии приходит этот кусочек европейской истории, несмотря на войну, ставшую уделом целых стран, народов, поколений!
Теперь на Западе все громче слышны голоса: дескать, не будь Жанны д’Арк, не вмешайся она в естественный ход исторических процессов, все европейское и даже мировое развитие пошло бы по-другому. Говорится это с большой досадой на Жанну. Ведь она так спутала карты средневековым политикам, что их современные коллеги до сих пор никак не разложат пасьянс. О да, признают эти новые политики, мы, конечно, все понимаем… да, конечно, Жанна д’Арк — национальная героиня, святыня, символ… но если трезво взглянуть на историю, если взять да допустить…
Вот они берут и допускают: а если бы не было Жанны д’Арк? Как сложилась бы история Франции? Не выдержав осады, Орлеан сдался бы врагу или пал после решающего сражения. Англичане перешли бы демаркационную линию по Луаре и легко присоединили к своим владениям весь французский юг. Шинонский дофин, и без того лишенный родительского благословения, никогда не сделался бы Карлом VII


Тайны истории » Жанна Д Арк »






















Вам это будет интересно!

  • Пост №99. Тайны египетских пирамид (6.3)
  • Пост №95. Тайны египетских пирамид (5.14)
  • Time Zones of Autonomous Commie Republic
  • Факты. Что принесёт Беларуси АЭС
  • Безымянный 6468


  • Последние новости


    Шаг 5. Выбираем фирменное наименование организации

    Если вы собираетесь регистрировать новое юридическое лицо, то перед вами неизбежно встают необходимость выбора его названия и ряд сопутствующих вопросов. Следует ли проверять выбранное наименование организации на уникальность перед подачей документов на регистрацию? Можно ли зарегистрировать компанию с таким же наименованием, как и у другой, уже существующей орган...
    Читать далее »

    Шаг 4. Выбор системы налогообложения

    Действующее налоговое законодательство позволяет налогоплательщику в некоторых случаях значительно уменьшить сумму уплачиваемых налогов путем грамотного выбора режима налогообложения. Выделяют общий режим налогообложения и специальные налоговые режимы, которые следует отличать от льготных режимов. При применении общего режима налогообложения налог...
    Читать далее »

    Аренда помещений

    Самым тесным образом с фактическим адресом организации связана Аренда Ею помещений, необходимых для налаживания выбранных видов деятельности. Для деятельности любой организации необходимо помещение. Однако недвижимость стоит сейчас очень дорого, и лишь немногие организации в состоянии приобрести помещение в собственность. В связи с этим значительная част...
    Читать далее »

    Шаг 3. Выбираем место нахождения организации

    МЕСТО НАХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ, ЕЕ ЮРИДИЧЕСКИЙ, ФАКТИЧЕСКИЙ И ПОЧТОВЫЙ АДРЕСА В ГК РФ приведено понятие «место нахождения юридического лица» – так называемый юридический адрес, официально зарегистрированный в ЕГРЮЛ. Однако юридическое лицо может располагаться и по другому адресу – фактическому. В гражданском законодательстве не содержит...
    Читать далее »

    Карточка

    С образцами подписей и оттиска печати ...
    Читать далее »

    Форма

    Документа, подтверждающего наличие лицензии Приложение 26 СЕРТИФИКАТ СООТВЕТСТВИЯ ...
    Читать далее »

    Уведомление

    О регистрации юридического лица в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации по месту нахождения На территории Российской Федерации Приложение 22 Свидетельство О регистрации страхователя в территориальном фонде Обязательного медицинского страхования При обязательном мед...
    Читать далее »